Мир драконов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир драконов » Воспоминания » Записки авантюриста


Записки авантюриста

Сообщений 41 страница 53 из 53

41

Аргиза. Эпизод 24

1300

Аргиза. Эпизод 25

1500

42

Аргиза. Эпизод 26

Грейвс появился на рассвете, разбудив Репея яростным стуком в дверь. «Одно радует, что у него нет ключа от моей комнаты», - подумал парень, нехотя вылезая из-под одеяла. Пробуждаться не хотелось: снилась просто сказочная картина. Словно живы родители, он не стал разбойником… Всё было гладко и приятно душе. И вдруг этот стук. Мысли тут же выстроились в боевом порядке.
- Чего тебе? – притворно-сонным голосом спросил Роненвальд, пропуская «гостя».
- Решил, что на балу будешь делать?
- Решил.
«Сейчас допытываться будет».
Грейвс налил себе вина и развалился в кресле.
- Не передумал?
- Нет.
«Я никогда не отступаю от своих планов… если только мне не помешают».
- Бумаги для Таэрми приготовил? Дай почитать.
«Началось».
Репей достал из-под подушки стопку бумаги и протянул Джеку, а сам стал неторопливо одеваться.
- Знатно завернул! – высказался Грейвс, пролистав все документы, - А как на счёт свидетелей?
- Януш Кадар подойдёт? – усмехнулся Рон, - Он и половина его дома слышали, как Гереро орал, что убьёт Таэрми.
- Молодец! – лукаво подмигнул разбойник, - Как уходить будешь, придумал?
- А у меня способ один – пробираться, как получится. С официальной бумагой так ничего и не вышло. Впрочем, надо ещё переговорить с разведчиком из Даска. Вдруг у него есть способ.
- Наша помощь нужна?
«А вот теперь самое время сделать интересное предложение».
- Нужна. Но не сейчас.
Джек удивлённо поднял бровь. Репей продолжил:
- Мне будет нужен осведомитель на время войны. Или группа таковых. Я могу на вас рассчитывать?
«Он, конечно, согласится. Вопрос только в цене, как обычно».
- Альянс заплатит, - уверенно добавил Рон, предвосхищая вопрос Грейвса.
Тот задумался.
- Ну, хорошо, - ответил он примерно через полминуты, - Мы тебе поможем, но потом будет и к тебе дело.
«Так и знал!»
- Какое? – поморщился Репей, выдёргивая «ценные» бумаги из рук Джека и пряча их в потайной карман камзола.
- Потом узнаешь. После войны, - уклончиво ответил разбойник, в очередной раз наполняя кубок вином.
«Вот гадина!» – подумал Роненвальд, но вслух ничего не сказал.
Закончив сборы, Репей поглядел на Грейвса, пившего уже, кажется, четвёртый бокал довольно крепкого вина.
- Хорош пить! Пошли к Гереро, - заявил парень решительным тоном.
Джек криво улыбнулся:
- Ну, так что про помощь?
- Согласен, - буркнул Репей.
- Вот теперь пойдём!

- Дегрэ, Кимрай! – расплылся в улыбке Гереро, - Как настроение?
- Боевое. Особенно у него, - указал Грейвс на Репея.
- Как здоровье? – мгновенно спохватился командир.
- Здоровье или есть, или нет, - откликнулся Роненвальд, - Когда здоровья нет, человек умирает.
Квентин и Джек расхохотались, Репей, наоборот, стал серьёзным:
- На самом деле болит, но уже значительно меньше… Когда ожидаешь Таэрми?
- Часов через шесть.
- Чем занимаемся до их приезда?
- Отдыхаем, - довольно заявил Гереро, - Кимрай, ты бы с Шарлоттой погулял, что ли.
Роненвальд улыбнулся:
- Ну, тогда я пошёл.
Всё трое обменялись лукавыми взглядами, и Репей отправился на поиски девушки.

Она сидела в столовой, уныло поглядывая в окно. Рон подошёл почти бесшумно и присел рядом.
- Почему Вы грустны?
Шарлотта обернулась.
- Не знаю. Предчувствие какое-то нехорошее, - растерянно проговорила она.
«Ещё бы ему не быть. Сегодня вечером ни-че-го хорошего не будет».
- Не стоит заранее настраиваться на плохое. Давайте-ка лучше погуляем. Может, это поднимет Вам настроение.
Девушка, кажется, собиралась броситься ему на шею, но вовремя вспомнила про раны, и только осторожно положила руки на плечи. «Я слишком мало уделял ей внимания в последние дни», - подумал Репей, но тут же осёкся, - «А стоило ли вообще дарить ей надежду…»

Всё шло гладко. Они шли по дорожке парка и говорили о всяких пустяках. Но вдруг дала о себе знать та рана, что была забыта за всеми остальными. Через левое запястье словно молния прошла. Репей скривился, стараясь отвернуться от Шарлотты. Вот уж чего он не ожидал. Парень попытался вспомнить, когда он последний раз перевязывал руку. И вышло, что в то утро, когда вернулся с самой первой прогулки по крышам Аргизы. Ещё был жив Гордон. Ещё не было встречи с Гереро, с Грейвсом, с Длинным Лоном. Почти две недели назад. Если не больше. Репей потерял счёт дням.
- Вам плохо? – участливо спросила Шарлотта, заметив странное поведение спутника.
- Ничего страшного, - откликнулся он, хотя прекрасно понимал, что сейчас ему лучше бы в комнату: сделать перевязку, отдохнуть.
В подобные минуты Рон всегда жалел, что у него нет Стража. Пара минут, и никаких проблем. А тут мучайся. «Может, не всё так безнадёжно? Может, кто-то всё-таки разбудит во мне способности чувствовать Стража? Ведь знаю, они просто спят. Так тяжело быть самым обычным человеком, когда вокруг процветает магия. Хорошо ещё, что эта история обошлась без подобных штучек. Хотя странно».
- Может, пойдём домой? – предложила девушка.
- Да, пожалуй. А то, чего доброго свалюсь посреди дороги, - Репей попытался улыбнуться, но получилось плохо.

Очутившись в комнате, Роненвальд торопливо разложил перед собой лекарства и с некоторым трепетом в сердце размотал повязку на левом запястье.
Он не любил лекарей. В Аргизе им пришлось довериться, дабы не вызывать подозрений Гереро. Но про старую незажившую рану всё равно никто не узнал.
Запястье выглядело скверно. Гноем пропиталось несколько слоёв бинта. Репей поморщился. Было больно и противно. А, кроме того, на редкость не кстати. «Поделом мне! Всё надо делать вовремя!» Из всего многообразия пузырьков с лекарствами он выбрал два. Содержимое одного из них вылил прямо на рану, другого – залпом выпил. Тело почти мгновенно окутало теплом, боль стихала. Оставалось выждать некоторое время, затем промыть рану и забинтовать. А пока можно вздремнуть.

43

Аргиза. Эпизод 26

1700 Молодец!

44

Аргиза. Эпизод 27

Примерно через четверть часа Репей открыл глаза. Боль утихала, лекарство впиталось в рану. Промыть, перебинтовать. Пустяковое дело.
Готово.
Роненвальд вышел в коридор. Дверь он закрывать не стал: при побеге возьня с замком будет лишней, а больше возвращаться сюда нет надобности. Мимо то и дело пробегали слуги, выполняя посление приготовления. У всех на лицах выражение радости, предвкушение веселья. И только один Репей был хмур как осенний день. Сердце что-то чувствовало: далёкое, резкое. Словно звал кто-то. Жаль слов не разобрать. Не научился пока. "Альянс? Командор? Сир? В чём дело?" В сознании возник образ Замка. "Вернуться? Да, уже скоро. Послений день, последний рывок. Я иду!"
Репей вышел из дома. На площади было полно народа: все ждали гостей. Затерявшись в толпе, парень пошёл к Южным Воротам. Он хотел заранее увидеть, кто приедет из Даска. Удивление на балу будет некстати.
Януш радостно приветствовал Рона. Они вместе поднялись на сторожевую башню.
Через некоторое время на горизонте показались всадники. Большой кавалькады, кроме гостей из Даска, ждать неоткуда. Репей едва заметно улыбнулся. Вот теперь сердце успокаивалось. Теперь он - не один. Парень чувствовал, что разведчик Альянса там, среди приближающихся. Не важно, кто он, а точнее она. Главное - это свой. Действительно свой, безо всяких допущений. Можно будет доверить всё, попросить о помощи, не ожидая подвоха.
Таэрми и его свита приближались. Уже различимы лица, но... ни одного знакомого. Роненвальд начал волноваться. Неужели где-то в его расчёты закралась ошибка? Неужели кто-то неведомый спланировал ловушку? Прислушаться. Может, что-то удастся почуять. Лицо приняло насторожённо-озабоченное выражение. Кадар покосился на Репей, но решил промолчать. "Разведчик здесь. Я ведь не могу так жестоко ошибаться в своих чувствах... да и логика подсказывает... И всё-таки что-то не так. Подозрение? Таэрми что-то пронюхал? Всё может быть... Но пути назад уже нет".
Однако пора возвращаться в дом Гереро. Надо встречать гостей.
Народу на улицах всё прибавлялось и прибавлялось. Казалось, что в городе и нет столько людей. Вот что значит любопытство и желание покрасоваться перед толпой. А главное, всё смешалось. Богатеи, беднота... Все тут, в едином сообществе встречающих.
Грейвс и Гереро уже стояли на ступеньках. "Интересно, чтобы сказал Квентин, узнав, кто сейчас рядом с ним?"
Все смотрели в начало улицы Герцога, туда, где у ворот показались первые из долгожданных гостей. Толпа напряглась. Подобные мероприятия в городе нечасто, и столь знатных гостей сюда не заманишь.
Кавалькада пронеслась по улице, разгоняя людей по обочинам. Минута, и они на площади. Репей, казалось, весь превратился в зрение...

45

Аргиза. Эпизод 28

Несомненно, в свите Таэрми могут быть другие леди, но прежде всего Репей смотрел на ту, что нежно прильнула к плечу графа. Девушка выглядела больной. Или очень уставшей. Понять трудно. Роненвальд попытался разглядеть её лицо, частично скрытое волосами. Да, мельком он видел её в Альянсе, перед самым отъездом. Кажется, её звали Кан, и сам Командор взял её в Ученицы. Впрочем, это сейчас абсолютно неважно. Надо разобраться, что с ней произошло, и переговорить с глазу на глаз хотя бы пару минут. Задача не из лёгких. Но ситуация была на руку.
- ... А сейчас мне нужен лекарь и побыстрее.
- Что-то случилось?
Таэрми принялся спешиваться, продолжая поддерживать свою спутницу.
– Боюсь, что злоумышленники пытались отравить мою будущую супругу и почти в этом преуспели. Лэйс сегодня почти не приходит в себя. Я боюсь… я…
"Надо же как разволновался. Неужто и впрямь влюбился", - мысленно съехидничал Репей, но тут же и сам разнервничался, - "Притворяется? Или и в правду отравили?.. Так. Не важно".
- Лекаря!.. Позвольте Вам помочь.
Рон решительно подошёл к Таэрми. Граф был немного смущён и растерян.
- Позвольте Вам помочь, - повторил Репей.
В этот момент на ступеньках показался лекарь.
- Ларри, невеста господина Таэрми серьёзно больна. Граф расскажите мэтру, что произошло, а я пока отнесу мадемуазель Лейс в комнату.
- Но я... - Таэрми, похоже, не собирался отпускать девушку из своих рук. Во всех смыслах.
- Не спорьте! Только время теряете! - огрызнулся Роненвальд.

Он всё-таки добился своего. Растерянный влюблённый остался на пороге в обществе лекаря. Несколько минут есть. Быстрее в комнату.
Рон бережно положил девушку на кровать, а сам присел рядом, в кресло, не сводя взгляда с Лейс... или как её по-настоящему зовут. Скоро, совсем скоро здесь появятся, как минимум, лекарь и Таэрми. Время действовать.
- Мы одни, - тихо произнёс Репей, и ему показалось, что глаза девушки слегка приоткрылись, - Я не враг Вам. Мы мельком виделись. В Альянсе. Вы тогда только пришли. А я как раз уезжал сюда. Вспомните, мы столкнулись на лестнице. У библиотеки... Может, Вы слышали обо мне потом. Я - Роненвальд. Репей...
"Лейс" молчала. "Притворяется? Или ей и в правду плохо?". Рон переместился на кровать, взяв руку девушки в свою ладонь.
- Что с Вами? Чем я могу помочь?

46

Аргиза. Эпизод 29

Кан усилием воли прогнала сон. Что-то последнее время её часто носят на руках, просят не умирать.
- Всё хорошо… - она открыла глаза и улыбнулась, сжав руку товарища. Впрочем, скорее уж брата, поскольку более близкого человека на расстоянии многих миль рядом попросту не было. – Я помню Вас. Меня зовут Кан, я как Вы, наверное, знаете, Ученица Командора. Я была в Даске, так сказать, тамошний наблюдатель. Вот, немного заигралась. – девушка смущённо улыбнулась. - У нас очень мало времени. По этому сразу к делу. Как можно скорее мы должны покинуть город. Приказ Командора. Сами понимаете, просто испариться мы не можем. Я так понимаю, и Вы тоже глубоко увязли в ситуации, иначе так свободно по дому герцога не гуляли бы.
"Приказ Командора... Значит, я был прав. Впрочем, дело почти закончено. Остался только бал".
Однако всё было не так и просто. Кан права: они слишком заигрались. Репей невольно подумал о том, в каком виде он появится дома. Уже еле стоит на ногах, а ещё бал, ещё обратный путь. Как знать, чем обернутся эти мероприятия. Правда, теперь их двое. Дело может решиться проще... А может, и сложнее. Трудно предугадать, как будет удобнее: вместе или врозь. Но всё же отрадно было сознавать, что рядом кто-то родной. Хотелось обнять девушку, но в любой момент могли войти.
– Нам нужно использовать оставшееся время, чтоб максимально дискредитировать командующих, посеять между ними раздор. Возможно, мне придётся «умереть». – последнее слово девушка выделила голосом, чтоб собеседник не понял его неправильно. – Вероятно, Вы будете при этом присутствовать. Главное, чтоб моё бренное тело не досталось для оплакивания Таэрми. К сожалению, я не знаю города… Выбираться буду практически в слепую. Ну да ладно.
Девушка снова приняла «больной» вид, на случай, если кто-то внезапно войдёт.
- Раздор уже посеян. Все письма Гереро были перехвачены и подменены. На балу я ещё кое-что намерен показать Таэрми. Кроме того, у меня есть свидетели, слышавшие, как Гереро грозился убить Таэрми. Возможно, до этого и дойдёт. Пока не знаю, как всё получится...
В коридоре раздались торопливые шаги. Репей насторожился. Нет, в другую сторону: сегодня в доме много народу.
- Итак, Таэрми считает, что Гереро снюхался с Альянсом. То же про Таэрми полагает Гереро. Есть ещё Януш Кадар, начальник стражи Южных Ворот. Ему я сказал, что приехал из Даска по приказу Таэрми... Кстати, для всех них я - герцог Золтан-Радомир Кимрай... Ещё... впрочем, с этим я сам разберусь... после...
Роненвальд подумал о Грейвсе и разбойниках.
- Я постараюсь быть рядом с вами, но пока не знаю, что из этого получится. Мне ещё надо переговорить с Таэрми. Наедине. Что будет после этого разговора, не предугадать... А что до знания города...
Репей быстро расстегнул камзол и вытащил карту из потайного кармана. Ту, что рисовал сам. Выстраданную потом и кровью. Дороже остальных.
- Вот. Возьмите. Надеюсь, у вас будет время ознакомиться.
Снова шаги. Приближаются.
- Прячьте её быстрее... Удачи Вам!
Рон переместился в кресло. Дверь распахнулась. На пороге возникли Таэрми, Гереро и лекарь. Граф тут же бросился к девушке, вставая на колени рядом с кроватью. "Брр! Совсем рехнулся!.. Или очень хороший актёр".
- Успокойтесь! - небрежно бросил Репей, - Лекарь сделает всё, что нужно. А Вам лучше не тревожить её.
- Больная нуждается в абсолютном покое, - деловито откликнулся мэтр, пытаясь оттеснить Таэрми.
- И правда, давайте успокаиваться, - неожиданно подал голос Гереро, - Неужели мы, взрослые мужчины, позволим себе так расклеиваться?
"Иногда от него можно ожидать здравых мыслей".
- Господа, - вновь заговорил Рон, - Все хотят праздника. Мы не можем отказаться от него сейчас. Надо подготовиться к вечеру. А всем приезжим ещё и отдохнуть.
Репей решительно подхватил Таэрми под руку:
- Пойдёмте. Я угощу Вас превосходным вином.
Граф ошалевшими глазами посмотрел на Роненвальда, но не стал сопротивляться.

47

Аргиза. Эпизод 30

"... Вчера был трон, сегодня - эшафот.
Такая вот неверная профессия..."

Гереро, разумеется, увязался за ними. Мало того, что Репею он мешал поговорить с Таэрми с глазу на глаз, так ещё и вид у него был… Прямо смотреть противно. Этакая вымокшая крыса, не получившая желанной добычи.
- Слушай, Квентин! - Обратился к нему Роненвальд, - Ты отвратительно выглядишь! Шёл бы вздремнул часок-другой.
- А как же… - Гереро застыл с протянутой рукой.
- Хватит меня и Фридриха, - уверенно ответил Репей, - Всё! Давай-давай, не хочу слушать твои возражения. Ты что, хочешь испортить своим видом бал? Иди отсюда.
Рону и впрямь было неприятно видеть такую рожу: утомляет почти мгновенно. Квентин скорчил недовольную гримасу, но всё-таки отстал. Парень облегчённо вздохнул, теперь можно приступать к финальной части большой игры.
- Граф, это я Вам писал, - шепнул Репей, когда Гереро скрылся за углом.
Таэрми удивлённо вскинул брови. Растерянность и волнение как рукой сняло. «Когда же он играет, когда – нет? Действительно ли он переживал за Кан? Или сейчас натягивает маску?.. Однако осторожным быть не помешает при любом раскладе».
- Поговорим в моей комнате, - также тихо ответил граф.

- Итак, - Таэрми приступил к разговору, едва они очутились в комнате, - Вы говорили о доказательствах вины Гереро.
- Вот они, - Рон ловко извлёк бумаги и протянул графу.
На некоторое время наступило затишье, лишь однажды разорванное боем башенных часов. Таэрми читал, Репей смотрел в окно. По какой-то роковой случайности, а может, и по злому умыслу Квентина, окна выходили на бандитский район города. Было видно, что и разбойники сегодня засуетились. Разумеется, их волновал бал. По многим причинам. И Роненвальд прекрасно понимал, что одна из этих причин – он сам, назойливый и нахальный разведчик. А парень в свою очередь волновался из-за разбойников. Как знать, не испортят ли они ему задумки. Тем паче что Грейвс в доме и в любой момент может открыть двери своим товарищам. Как знать, вдруг они уже исполняют какой-то свой план. И не исключено, что Репей будет им мешать.
Таэрми поднял голову.
- Хорошая работа, - кивнул он парню, - Сами раздобыли?
- Да, - коротко ответил Рон, чуть наклоняя голову.
- Ваше имя.
- Зачем?
Граф усмехнулся:
- Знать, кто так мне помог. А при случае и наградить.
Уголки губ Репея дёрнулись вверх:
- Золтан-Радомир Кимрай. А можно попросить благодарность прямо сейчас?
Таэрми недоумённо кивнул.
- Януш Кадар, начальник охраны Южных Ворот, считает меня Вашим агентом, - медленно, тягуче проговорил Рон, - Не откажите в любезности… Если он вдруг что-то спросит.
- Мой агент? А это забавно. Зачем Вам это нужно?
Репей почувствовал разрастающуюся подозрительность в голосе графа. Сердце предательски дрогнуло.
- Я веду собственную игру, - Роненвальд решил не врать, но и всей правды, естественно, не говорить.
Пальцы Таэрми начали отбивать по столу какой-то замысловатый ритм. Он тоже нервничал.
- И чего Вы хотите в конечном счёте? – спросил он наконец.
- Удалить Гереро с политической арены.
- Что ж, такое он заслужил. После этого-то, - граф встряхнул бумаги, - Я смогу устроить ему «весёлую» жизнь. Сегодня же. На балу.
«Готово!» – радостно подумал Репей, - «Все звенья собраны. Остался последний ход».
- Я Вас оставлю. Встретимся на балу, - сказал парень и, получив от Таэрми утвердительный кивок, вышел из комнаты.
Сейчас ему хотелось побыть одному: обдумать последние действия. Он не вернулся к себе, пошёл гулять по парку. Пусть людно, но его персона перестала быть особо примечательной. Он настолько прижился в городе, что местные перестали обращать на него особое внимание. Репей шёл и проигрывал в мозгу все те ситуации, что могли возникнуть во время бала.

48

Роненвальд написал(а):

Аргиза. Эпизод 27

1450

Роненвальд написал(а):

Аргиза. Эпизод 28

1500

Роненвальд написал(а):

Аргиза. Эпизод 29

1700

Роненвальд написал(а):

Аргиза. Эпизод 30

1600

49

Аргиза. Эпизод 31

Часы пробили семь. Репей встрепенулся: надо возвращаться в дом, вот-вот начнётся бал. Он побрёл по дорожке парка обратно. Мысли витали где-то далеко, совсем не хотелось думать о деле. Расслабиться, успокоиться, отвлечься. Роненвальд думал о доме, в котором родился, о своих странных предчувствиях, появившихся недавно и никак не связанных с разведкой. О той, которую он встретил далеко отсюда, той единственной, что завладела его сердцем, и о той маленькой тайне, о которой в Альянсе ещё никто не знал. Просто спокойные мысли городского обывателя.
- Ах, вот ты где! – раздалось рядом с ухом.
Репей резко повернул голову. Януш Кадар.
- Я искал тебя. Бал уже начинается.
- Знаю. Как раз туда иду. Что с постами на дорогах?
- Смотри сам.
Януш достал небольшой листок бумаги. Карта не карта, набросок. Но этого достаточно, чтобы не заблудиться и неожиданно не напороться на какие-нибудь элитные войска Аргизы. Рон остановился, внимательно смотря на рисунок, стараясь запомнить как можно точнее.
- Спасибо, - отозвался он через пару минут, возвращая листок Кадару.
- Не возьмёшь?
- Лишнее. И смотреть некогда будет.
- В этом ты прав, некогда. После того, что ты задумал, бежать придётся не оглядываясь. Ты уверен, что никто не заподозрит тебя?
- Януш, я – человек риска. Да и глупо быть абсолютно уверенным в чём-то. Идеальный план построен. Но есть ещё много участников этой истории. Как знать заранее об их действиях.
- Надежда умирает последней? – усмехнулся Кадар.
Репей лукаво прищурился:
- Я говорю несколько иначе… Надежда умирает последней, но я раньше неё не собираюсь.
- Забавно ты придумал!
И разговор перескочил на всякую ерунду, не относящуюся к делу. У дома Гереро они расстались. Янушу было предписано в этот вечер лично стоять на Южных Воротах, дабы шайка Длинного Лона не потревожила покоя горожан в этот прекрасный вечер. «Самое смешное, что никто не озаботился охраной оных горожан от банды Большого Брэга... Всё-таки интересно, кто будет вместо него?» Репей протянул руку к дверной ручке, но та сама распахнулась. Грейвс недовольно уставился на парня.
- Ты где шастаешь? Все уже собрались. Гереро места себе не находит!

Вот и зал. Шумно, людно. Дорогие наряды, бессмысленные разговоры. Рон взглядом поискал Кан. Естественно, она была рядом с Таэрми. Улучив момент, Репей подмигнул им. Заметили. Но каждый понял по-своему.
Лица людей были беззаботны. В основном. Кое-кто искусно натянул маску. Но от взора Роненвальда не ускользнул ни один встревоженный. Вот Гереро. Подозрительно пялится на Таэрми, а граф нахально отворачивает голову. Вот Кан. Нежно прижимается к плечу Таэрми, а сама уже знает, что вот-вот совершится их коварная задумка. Вот Грейвс. Аварион побери, как же ему не идёт этот великосветский наряд! Но вот надменный взгляд как нельзя кстати. «Интересно, а как я сам смотрюсь со стороны?» Репей глянул в ближайшее зеркало, но ничего особенного не обнаружил. Разве что немного бледен. Но ведь он ранен, и об этом все знают.
- Золтан!
Шарлотта шла к нему, улыбаясь. В бледно-розовом шёлковом платье она была обворожительна. Репей двинулся навстречу. Народ стал перешёптываться. «Ну и пусть!» – подумал парень, - «Игра выходит лишь тогда, когда в неё вкладываешь душу». Ему и в самом деле было сейчас видеть дочку Гереро. На время он решил забыть о деле, доставить удовольствие своей душе, которой хотелось хоть краткого, но праздника.
Заиграла музыка. Гереро предложил Таэрми и «Лейс» открыть бал. Роненвальд и Шарлотта стали второй парой.

50

Роненвальд, велиолепно, я зачитлся))) (в итоге, забил на то, что ужин на столе)
2000, заслужил)))

51

Сфинга
Ай-ай! Ужин - это священно!  :jumping:

Аргиза. Эпизод 32

Танец был медленным, очень подходящим для размышлений. Снова два потока мыслей потекли в голове Репея. Он так и не смог сделать один из них главным, они так и текли рядом, не пересекаясь. Словно жило в Роненвальде два разных человека… А может и не человека, как знать. Ведь не случайно же судьба привела его в Альянс. Была какая-то тайна, которую он обязательно должен узнать. Тайна о нём самом, о его прошлом, которое едва вспоминается. И сейчас один поток размышлений исследовал именно это. Кто такой Репей? Каков он на самом деле? Все непонятные предчувствия. Все видения, сны, смутные догадки. А рядом, по соседней дороге бежала иная мысль. Она гнала душу в дорогу. Реальный путь из Аргизы до Альянса. Посты, леса, водоёмы. Путешествуя по нарисованной в воображении карте, сознание вырисовывало все подробности. Надо вернуться быстро и, по возможности, без стычек с разбойниками или аргизскими войсками. Это требовало немалого искусства, но Рон верил в своё мастерство и удачу, что редко оставляла его.
- О чём Вы думаете, Золтан? – вырвал его из размышлений голосок Шарлотты.
Репей замялся. А и в правду о чём? О всякой ерунде! Даже сейчас не может отвлечься.
- Неужели Вам это действительно интересно? – улыбнулся он.
- Просто мне показалось… что Вы как будто не здесь.
«Естественно! Меньше всего, как ни странно, я думаю о том, что происходит сейчас и должно случиться в ближайшие несколько часов. Только о чём-то далёком. Безусловно важном. Но это свершится потом. А сейчас…» Он поискал взглядом Таэрми и Кан. «Ни дать, ни взять воркующие голубки!» Рисунок танца постоянно держал их рядом. Влюблённый граф и талантливая чародейка-обманщица. Невинное создание и наёмный убийца. Палачи и их жертвы. Но у каждого сейчас в голове свой коварный план. И победит тот, кто не даст другим его разгадать. Однако у двоих есть несомненное преимущество: они вместе. И цель у них одна. Пусть разные пути. Пусть разные способы. Результат будет один. На краткий миг взгляды Кан и Репея встретились. Глаза лукаво прищурились, давая другому понять, что план пока не нарушен.
- Золтан.
- Простите, я задумался.
- О чём?
- О том, что будет дальше. Ведь мне когда-то нужно вернуться домой.
- А можно мне с Вами?
«Ну, что мне ей ответить?!»
- Шарлотта, давайте не сейчас об этом. Вы ведь помните, чем закончился последний такой разговор. Бал – не место для подобных решений. После.
Личико девушки приняло обиженное выражение.
- Пожалуйста, не обижайтесь. Мне очень хочется, чтобы Ваши глаза улыбались.
- Но Вы всё время смотрите на эту Лейс!
«Леворукий побери! Она уже ревнует!»
- Побойтесь Бога, Шарлотта! Она же невеста нашего гостя.
- Но Вы были с ней наедине… думаете, я не знаю!
«Тьфу ты!»
- Шарлотта!
Теперь обиженным казался Репей.
- Мы на балу! – процедил он сквозь зубы, - Люди смотрят! Поговорим после.
- А мне всё равно, пусть смотрят! – взвилась Шарлотта.
Рон попытался обнять её, но девушка вырвалась и стремительно выбежала из зала.
Музыка продолжала играть, но танцующие застыли. Все смотрели на Репея.
- В чём дело, Кимрай? – первым пришёл в себя Гереро.
- Всё в порядке! – рыкнул Роненвальд и тоже предпочёл удалиться.

Бал продолжался. Неприятный эпизод изгладился из памяти. Веселье наполняло сердца, и никто не замечал одинокой фигуры, стоящей в углу зала. Казался безразличным, но в любую минуту он вступит в действие. А пока лишь следить, чтобы не пропустить момент.

52

Аргиза. Эпизод 33

"Что происходит? Я могу чем-то помочь? Могу устроить маленький локальный конец света с магическими эффектами…" - примерно это говорил взгляд Кан.
"Ничего не надо", - быстро "ответил" Репей, - "Это уже в прошлом. План не нарушен".
Он притаился в углу зала и наблюдал за всем происходящим. Похоже у Кан и Таэрми тоже что-то произошло. Рон прислушался. Нет, всё в порядке. Юная авантюристка чётко отыгрывала свою роль. Его же время ещё не пришло. Репей задумался. Пока всё тихо в зале, надо хорошенько проработать план ухода из дома. После прыжка из окна всё понятно: стена, южные ворота, а дальше в лес. Но вот путь по коридорам представлялся ещё смутно. Очень сложно сейчас было сказать, куда будет удобнее нырнуть, когда начнётся суматоха, где будет менше народу, где короче путь до комнаты. И не закрыл ли её на ключ какой-нибудь ушлый слуга, ведь никто не знает, сколько от каждой комнаты ключей. Даже сам Гереро. Так что никто не застрахован от внезапного визитёра. "Но будем надеяться, что всё случится, как я задумал. Конечно, это идеал. И всегда обидно, когда случается по-другому. Но не выстроив плана, глупо идти на серьёзное дело".
Роненвальд вновь взглянул на танцующих. Что это?! Таэрми пытается уйти из зала и унести Кан. Вот это не входило в их планы! Надо срочно что-то предпринять! Но что?!
- Таэрми, куда Вы?
Репей преградил ему путь.
- Куда Вы её тащите? Посмотрите на неё!.. Лекаря! Живо!.. Да положите же её на диван!
Граф всё-таки внял требованиям Рона.
В комнатушке было тесновато. Лекарь клялся, что сделал всё возможное, Таэрми угрожал расправой всем, кто попадёт ему в руки, Роненвальд молча стоял в уголке, скрестив руки на груди.
- Жером… - Кан слабо протянула руку к капитану. – Я прошу вас… тебя прошу. Не нужно крови… Если Альянс…
- К чёрту Альянс!
Лекарь, пятясь, поспешил ретироваться. Девушка чувствовала себя чертовски неуютно под пристальным взглядом капитана. Таэрми повернулся к Репею и, не сводя потемневших глаз, отчётливо произнёс:
– Я хочу, чтоб вы, Золтан, побыли с ней, пока я утрясу кое-какие проблемы. Похоже, вы единственный в этом гадючнике, кто способен справиться с этим.
- Куда ты? – Кан, казалось, сверхусилием заставила себя подняться и схватить за руку Таэрми.
- Не тревожься. – мягко ответил граф, нежно коснувшись бледной щеки девушки, – Я вернусь.
Он выскользнул из комнаты.
"Только бы не натворил чего-нибудь, нами не запланированного..." - подумалось Репею.
Разведчики вновь остались вдвоём. Кан протянула Мышу карту. Ту самую, что ещё пару часов назад давал девушке.
- Вот, возьмите. Я её изучила. Благодарю. Если вам не будет сложно, не могла бы вы захватить из моей комнатки мою походную сумку. Там остались кое-какие личные вещи, которые могут навести на размышления…
Роненвальд только кивнул, пряча бумагу в карман камзола. Любое слово сейчас опасно, ибо может быть услышано и превратно истолковано.
- Вероятно теперь мы с вами попрощаемся, Рон… Надеюсь, вскоре встретимся в Альянсе. Я должна убить одного человека, потом, вероятно, «умереть». Удачи вам! – девушка порывисто обняла его и улыбнулась, отстранившись.
Серце Репея нервно колыхнулось. Как знать от чего? Объятия Кан? Предстоящее убийство? Или то, что они уходят по одиночке? Вряд ли разберёшь.
Девушка бесшумно выскользнула из комнаты. Роненвальд рассудил, что ему тоже незачем здесь оставаться. Надо проследить за Таэрми. Сейчас он может быть опасен для всех.
Граф мотался по коридорам, словно безумный. Хорошо ещё, что не догадался заявиться в Главный зал, хоть среди танцующих шума не наделал. Репей неотступно следовал за ним, пользуясь невнимательностью Таэрми из-за волнения.
Четверть часа безумия. Вдруг граф остановился как вкопанный, Рон едва не уткнулся лицом ему в спину. Осторожно выглянув из укрытия, парень увидел ту самую сцену, которую предполагала Кан. Оружие и тела, обагрённые кровью.
- Убить… тебя должен был Лаэд… я… защищала… прости меня… Гереро… приказал тебя убить… Я защищала… прости меня… - шептала Кан Таэрми, - Уходите… прошу вас…уходите…мне конец…
Как ни странно граф повиновался, но Роненвальд понял, что сейчас его собственный план трещит по швам. Таэрми шёл убивать. И жертву угадать проще простого: Гереро. "Всё... не... так..." - протащилась в голове мысль. Да, получалось всё наоборот. Хотелось покончить с Таэрми, а вот выходит с Гереро. В принципе... Репей поморщился. В изменившейся ситуации бумаги, лежавшие в кармане графа, подходили... Хотя... "А! Ладно! Как повезёт!" Теперь уже как повезёт... Выбора практически не было.
Надо спешить к танцующим. Таэрми непременно появится там. Прямо как отошёл от Кан, с окровавленным ножом в руке. То-то праздничек будет. "Ох, и закрутилось же всё!"
Впрочем, Репею нужна суматоха. Свою игру он должен завершить.
Главный зал. Умеренное веселье. Танцы, вино. Он вошёл неслышно и притаился за высоким креслом Гереро.
Одна из дверей с грохотом распахнулась, и люди в испуге отпрянули от неё. На пороге зала стоял Таэрми. Бледное лицо, горящие ненавистью глаза, а в руке нож, выдернутый из тела Кан.
- Что... что с-случилось? - выдавил Гереро.
- Сволочь! Подлец! Убийца! Трус! - заорал граф, быстро продвигаясь к креслу герцога.
Люди старались отойти от него как можно дальше, зал стремительно пустел.
- Ты хочешь знать, что случилось, Квентин? - отозвался Репей, выходя из своего убежища.
Таэрми ошалело посмотрел на парня, но промолчал и застыл, не решаясь двинуться дальше. А Роненвальд продолжил:
- Этот негодяй только что убил Лейс и того, кто взялся её защищать - сержанта Лаэда.
Пара секунд затишья, и буря всеобщего негодования обрушилась на зал.
- Что??? – в один голос вскричали Таэрми и Гереро.
- Я дважды не повторяю. Оба вы – предатели, - медленно изрёк Репей с безразличной интонацией и пошёл прочь из зала.
Кто-то из толпы пытался задавать ему вопросы, но парень молчал. Не до разговоров, когда спиной чувствуешь бурю. И она не заставила ждать.
- Ах ты стервец! – крикнул Таэрми, бросаясь вслед за Роненвальд.
- А ну стой! – вторил ему Гереро, срываясь с кресла.
«Интересно, кому он это?» – подумал Репей, но тут же решил не выяснять этого вопроса. Кинжал, которым была «убита» Кан, прочертил и на его спине кровавую дорожку. В голове сразу зашумело.
- А ну не тронь его! – гаркнул Квентин, схватывая графа за руку.
«Бежать… Бежать и не оглядываться… дело завершено… Быстрее!..» Он всё-таки выбрался из зала, захлопнув за собой дверь и подпирая её тяжёлым стулом. Не на много, но задержит погоню. Из зала раздавались звуки начинающейся драки. «Убейте вы что ли друг друга!» – проскользнула злобная мысль. Вот и комната Кан. Репей отыскал сумку: немного помешает, но нельзя было отказать товарищу. Тем более что там могли оказаться компрометирующие улики.
Бежать! Быстрее! По коридору шаги погони. Ноги заплетаются, дыхание – нервные всхлипы. Вперёд! Всего одна лестница и один коридор.
Две дюжины ступенек вверх. Трудно, но перепрыгивал то через одну, то через две. Чуть не упал. Нога зацепилась за край ковровой дорожки. «Забыть! Цель уже близка!»
Вот и дверь. Что!?!? Закрыта!? Так и есть, кто-то из чистоплюев-слуг решил позаботиться о рассеянном госте. «Вот как же хорошо, что в комнате мне ничего не нужно!» И всё-таки другого пути не было, как просто вышибить дверь, ведь ключ он принципиально не взял. Хорошо ещё, что открывается вовнутрь. Разбег! Удар! Дрогнула. Ещё раз! А на лестнице уже торопливые шаги. Ещё удар! Дверь слетает с петель и падает. Роненвальд - вместе с ней, но почти сразу поднимается.
«Ах мерзавец!» – и окно закрыто. Времени нет возиться со щеколдой. Рывок! И изящный витраж разлетается вдребезги. «Хоть верёвка цела!» Пот градом, дыхание как у собаки.
Стена. Хорошо, что широкая – удобно бежать. Камзол мешает: жарко, а на спине прилип от крови. Но сбросить нельзя – там всё.
Впереди Южные Ворота. «К Драконам! Прыгай!»
Утоптанная земля. Хоть без камней обошлось. Репей упал и пару мгновений лежал, уткнувшись лицом в почву. Но вот поднялся, и продолжил бег. Домой…
Мимо уха просвистела стрела. «Ну так и есть – разбойники! То-то притихли в последние дни… Бегом!» Сил почти нет. Только воля и Зов Домой. Надо держаться.
Перелесок. Запутанные дорожки. Поворот. Ещё! Ещё!!! «Не могу!.. Не могу больше…» Тело безвольно падает на траву. Едва успел откатиться с тропинки в кусты. «Не могу… Будь, что будет…» Сознание подёрнулось туманом.

- Нашёл! Идите сюда!
Чьи-то руки подхватили его. Рядом послышалось тихое фырканье лошадей.
- Отчаянный парень!
«Пусть… всё равно… больше не могу… Хоть убейте…»
Последние слова он, видимо, произнёс вслух.
- Репей, я ж тебе не враг! – с упрёком сказал кто-то.
- Грейвс…
- Оторвал бы тебе голову… Да толку… Ребята, вперёд!
Лошади понеслись во весь опор. Рон сидел рядом с кем-то. Он попытался схватиться за этого человека.
- Не боись. Ты ко мне привязан.
«Ааа… ладно…» – и вновь провалился во тьму.

Разбойник на то и разбойник, чтобы знать обходные пути. Роненвальд не замечал дороги, но понимал, что пока им не попалось ни одного кордона. Парень почти не приходил в сознание, но в минуты просветления чувствовал, как кто-то перевязывает ему раны, прикладывает ко лбу и вискам холодное.
Сколько прошло времени, он так и не узнал, но в какой-то момент лошади стали.
- Репей, - чья-то рука потрепала его по щеке, - Дальше наши дороги расходятся… Очнись! Поедешь один.
Рон с трудом открыл глаза. В голове шумело, всё тело ныло. Но разум быстро просветлился от слова «один».
- Куда ехать?
- Смотри.
Грейвс подхватил Репея под руку, подвёл к лошади и указал на лес вдалеке.
- За ним Замок Альянса… Посадите его на коня.
«Командор! Сир! Я иду!»
- Спасибо, Грейвс. Я ещё вернусь… Пошла!

На рассвете к дверям Замка неровным шагом пришла лошадь. На ней лежал человек, вцепившись изо всех сил в гриву. Бледное лицо, грязные, спутанные волосы, изодранная, окровавленная одежда.
Всё не важно сейчас.
Разведчик вернулся Домой.

53

Роненвальд написал(а):

Аргиза. Эпизод 32

2000

Роненвальд написал(а):

Аргиза. Эпизод 33

2700


Вы здесь » Мир драконов » Воспоминания » Записки авантюриста