Мир драконов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир драконов » Менталион » Улицы.


Улицы.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Широкие, свтлые улицы, по которым не страшно ходить ни днем, ни ночью. Но даже здесь есть укромные уголки, где можно укрыться от излишне любопытных глаз.

Отредактировано Ойра (2007-11-20 07:45:34)

2

Таверна "Бледная луна"
Ойра  шла по улице с видом очень занятого человека, которого ни в коем случае не следует отвлекать. Ее лицо было безмятежно, но  на душе яростно скреблись кошки.
Кто мог послать за мной сюда? К тому же парень либо знает меня в лицо, либо ему очень хорошо меня описали. Очередной заказ?! Или кто-то из конкурентов... О Менталион! Кому известно, что я часто бываю в "Бледной луне?
Гаэтано спокойно сидел на плече воровки.
- Он идет за тобой, - скучным голосом прокомментировал Страж.
- Естественно... За кем ему еще идти?
Женщина резко свернула за угол, уповая на наблюдательность визитера, и протиснувшись между близко сходящимися стенами двух домов, оказалась в уютном закутке. И, резко обернувшись, дернула идущего следом парня за плащ, в который он так старательно кутался.
- Учти на будущее, сопляк, - прошипела она, мгновенно превращаясь в разъяренную фурию, - Если хочешь быть незаметным - носи плащ как нормальные люди, а не как лихие разбойники из детских сказок. На тебя будут меньше обращать внимание, и шанс дожить до старости существенно увеличится. И какого злого духа тебе понадобилось вообще заходить в таверну?! Не мог Стража послать?
Ойра отпустила парня и отошла к стене.
- А теперь излагай - зачем я тебе понадобилась.

Отредактировано Ойра (2007-11-14 11:16:10)

3

Мастер

- Н-не мог, - промямлил парнишка, - Я это...
"Керт! Вы где застряли?!" - в поле зрения показался ещё один Страж, - "Хозяин злится уже".
- Джером! Ты где, проклятый мальчишка?! - раздался голос с улицы.
"Ну вот. Я предупреждал!"
Разгневанный господин остановился аккурат напротив закоулка.
- Знал бы, что ты такой капуша, пошёл бы сам! Поди сюда, бестолочь!
- В-вот он Вас просил... - пролепетал мальчишка, затравленно косясь на Ойру, - Я это... пойду. Да?
Сделал несколько неуверенных шагов в сторону звавшего.
- Ну долго вы там будете прятаться? Искра, дело есть.

4

- Ну и как тебе это нравится? - поинтересовалась Ойра у стража.
- Никак мне это не нравится, - ворчливо отозвался Гаэтано. - Тупость какая-то. Знает тебя по имени, точнее по прозвищу. И идет искать сюда, в благополучный и процветающий во всех смыслах район. Как мне может это понравится?
- Беги, малыш. И не связывайся больше с людьми подобными мне и этому господину, - Искра тяжело вздохнула, - Иногда это плохо заканчивается.
Подождав, пока парнишка удалится на приличное расстояние, воровка выступила навстречу зовущему.
- Господин хороший, я была бы вам очень благодарна, если бы вы соизволили убраться с улицы в более уединенное место. И не орали бы на всю улицу.
Женщина сложила руки на груди и уставилась на незнакомого ей господина.
- Я не обсуждаю дела на улице, на виду у всех, - холодно добавила она, - И вам не советую. Слухи в наше время расходятся в мгновение ока.

5

Мастер

"Керт, а не далеко ли собрались?"
"Да мы просто отошли. Тётка нервная какая-то. Бр-р-р!"
Незнакомец ухмыльнулся.
- Не советую распоряжаться моими слугами. Пока не советую. Гляжу ты меня не узнала.
Он поднял голову, достаточно, чтобы разобрать под широкими полями шляпы его лицо, но только с близкого расстояния. Молодое лицо довольно странно смотрелось в обрамлении почти седых волос, а шрам по правой стороне лица не добавлял привлекательности.
- Искра, Искра, вот уж не думал, что у тебя девичья память. Пять лет назад. Лунный Пустырь. А не таюсь я лишь по той причине, что для всех я давно мёртв. Но если тебе хочется, мы найдём более уединённое место. Выбор за тобой.

6

День подходил к концу – так казалось многим людям, жителям славного Менталиона. Но лично для меня этот день только начинался, и пусть кто попробует сказать, что это не так! Лично на дуэль вызову и пить на брудершафт не буду.
Виной столь неудобному времени для начала дня как всегда стала моя любовь к полуночничанью. Ну что поделать, коли мне нравится спать по утрам, а по ночам вести разгульный образ жизни? В наши дни прогрессивному сеньору, между прочим, по-другому и не выжить. По крайней мере, если сей прогрессивный сеньор захочет вести полноценную жизнь, а не коптиться в родовом поместье.
Я откинул волосы – сегодня распущенные, поскольку тратить время на цирюльника, который бы завил локоны и сделал бы прическу, совершенно не хотелось, – расправил плечи, как-то вытягиваясь, позволяя расслабиться напряженным мышцам и выпрямился в седле. Ходить по грязному городу, полному черни, пешком? Фи, не дождетесь! Пусть ноги пачкает мой прекрасный игреневый жеребец – редкой породы, отнюдь не дешевый, зато прекрасный и мне под стать. Замечательный подарок от барона Грэххэна на двадцатипятилетие – папашка ведь тоже может расщедриться, когда захочет. А я, собственно, буду сидеть на Эльхе и, образно выражаясь, ногами болтать от безделья.
Неторопливым шагом, вдоль по улице – а за мной верный порученец Акаме и двое из подчинения Оттретта. Политическая ситуация ныне нестабильная, с беспокойством говорит батюшка, поэтому вот тебе, Ярри, пара здоровяков в охрану. А я что? А я не против. Потому что, коли сильно выпьешь, приходится иметь дело с трактирными вышибалами, которые консигну в темноте иногда стараются не замечать. И обычно такие вот «дела» заканчиваются не слишком удачно для меня; зато уж если у меня есть свои собственные детинушки…
Потому я против навязанной папашей защиты совершенно не возражал, а только радовался. Да и за Акаме было спокойнее. Конечно, мальчишка он разумный (а если отбросить в сторону ложный стыд – куда разумнее меня), но уж больно щуплый и нежный. По правде говоря, в трактирах ему не место, слишком грубая атмосфера; такому ребенку бы во дворец, на балы, к прекрасным дамам… а он, бедняжка, вынужден следовать повсюду за своим вечно полупьяным господином. Нет, положительно, надо как-нибудь устроить мальчишке праздник.
– Эй, Каме, – позвал я, придерживая коня и позволяя пажу поравняться со мной. Эльх послушно сбавил ход, и чалая кобылка мальчика довольно быстро пошла в ногу с моим красавцем.
– Что-то прикажете, монсеньор? – мальчишка поднял на меня ясные голубые глаза, стараясь незаметно поправить бархатный берет караминовых оттенков. Я рассмеялся, машинально касаясь пальцами полей шляпы, но тут же вцепился в поводья. Эльх не всегда был послушен, а потому с ним надо было держать ухо востро.
– Монсеньор желает, чтобы ты ответил на вопрос, – в тон Каме постановил я, широко улыбаясь. – Ты хочешь пойти на какой-нибудь бал?
– Если монсеньор пожелает, – уклончиво проговорил порученец, пряча глаза.
– Я давно не был на всех этих вечерах и раутах, – тут и скрывать было нечего. Балы я посещал где-то полтора года назад, уж больно модно было. – Так что можно было бы заглянуть на часок. Как тебе идея?
– Если монсеньор…
– Да что ты заладил: «монсеньор», «монсеньор», – передразнил я, слегка раздражаясь. – Каме, дурачок, я прекрасно знаю, чего хочу я. Мне интересно твое мнение. Хочешь или нет?
Мальчишка поднял на меня испуганные глазищи. Интересно, какой идиот втолковал ему, что у слуги не может быть собственного мнения? Конечно, это раздражает, когда какой-нибудь… эээ… рыцарь младшего сословия лезет с нравоучениями, но, Великий Дракон, неужели так сложно ответить на один вопрос? А если мне совет будет нужен? Например, с какой из двух дам сегодня… ну, положим, провести вечер и ночь заодно? Что, тоже будет говорить, «как монсеньору будет удобно»?
– Ну?
Да что же это такое, мальчик, что тебя, как лошадь понукать нужно?
– Я был бы счастлив, монсеньор, если бы вы меня… отпустили, – наконец проговорил он – тихим, замирающим голосом. И чего бояться? Эх, скромная какая-то молодежь пошла, толи дело я в его возрасте…
Ты в его возрасте вел себя, как последняя скотина, – подала голос Страж, просачиваясь сквозь поясной кошель и перебираясь ко мне на плечо. Меня всегда поражала способность этой нахалки лезть в мои мысли без спросу и карабкаться по отвесным стенам – в данном случае, по мне.
Молчи уж, госпожа Тиссария, короткие лапки – длинный хвост, – отозвался я как можно более ехидным голосом. – Между прочим, я мальчику подарок делаю. От чистого сердца!
Нашел чем хвастаться
, – Тисса раздраженно махнула хвостом, задевая мою щеку. – Знаю я твое «чистое сердце». Оставишь мальчонку на произвол судьбы, а сам отправишься женские сердца покорять, ловелас треклятый.
Мадмуазель ревнует?
Мадмуазель посылает сеньора к черту!

Какие мы вредные, какие мы злые, вы только посмотрите! Что я ей, на больную мозоль наступил? Ну простите, не заметил, дамочка…
– Был бы счастлив? – протянул я. – Значит, запомни, слугам потом передашь: на следующей неделе у нас бал. Какой – по ходу разберемся. Пусть готовят парадное облачение, только поменьше кружев, кружево сейчас не в моде. Прикажешь Марите, чтобы обшила тебя, а то выходного костюма, как я полагаю, у тебя нету. Не забудь – кирпичный с нежно-желтым, и мою консигну на плечо… Ах, Великий Дракон, да что же это я… ты же все не запомнишь…
– Запомню, монсеньор! – энтузиазму-то сколько, ты только посмотри! Ожил мальчишка, однако же…
– Ну смотри мне, – я подмигнул Каме и тронул поводья, заставляя Эльха идти чуть быстрее. Если продолжать так плестись, то мы никогда не прибудем в…
…А собственно, куда это я собирался?
В игорный дом идти не хотелось: в последний раз я проигрался в пух и прах, чуть Эльха не отдал, да, слава Дракону, Тисса вразумила. Огромный проигрыш отбил желание играть и в карты, и в кости, и в тотализатор; впрочем, не знаю, надолго ли, но уж сегодня точно энтузиазма по этому поводу не возникало. На охоту… да кто же вечером пойдет на охоту, только сумасшедший! Навестить даму сердца… ах, еще бы она была на данный момент… Пройтись по трактирам? Да ну, надоело, все знакомые, ничего нового, собутыльники сплошняком и рядом. Скучно мне, люди добрые, веселья хочу…
Может, к правителю в гости – без аудиенции? Х-ха, разбежался, так меня и пустят. Папашку бы да, пустили, мало ли какие дела у него могут быть, может, государственной важности, а оболтуса-баронета вряд ли запустят в королевские покои. Ну и не надо, я не особо просил.
А что если совершить верховую прогулку? Не в городе, а где-нибудь в Садах?
Жить тебе надоело? Взял бы тогда отряд с собой, одному шляться нечего!
Какая ты скучная, Тисса, право слово!
Это не я скучная, это ты бестолковый. Глупый-глупый Айя!
Бе-бе-бе!

Значит, верховая прогулка отменяется. Иначе крыса… ой, прости… Тисса мне всю несуществующую плешь проест в отместку за причиненное беспокойство. А мне этого совсем-совсем не надо, ну вот ни капельки…
– Каме, а ты не знаешь, есть ли у нас что-нибудь интересное?
– Никак нет, монсеньор… простите… – раздался ответ после непродолжительного молчания.
Жаль, очень жаль…
– Если монсеньор изволит выслушать…
А вот это уже интересно. Один из папочкиных прихвостней подал голос?
– Изволю. Говори, – велел я, навострив уши.
– В пригородной деревеньке таверна объявилась, монсеньор, – добродушным басом начал вещать детинушка. – Говорят там пожра… прошу прощения, покушать вкусно готовят, а на стенах головы невиданных зверей висят – страшные, курррвы, будто съесть тебя хотят. Если монсеньор изволит разведать новую обстановку…
Хм… новая таверна? А я еще там не был? Безобразие, форменное безобразие, особенно если там висят «головы невиданных зверей» и подают вкусную пищу. Надо бы наведаться…
– Ну что ж, идея не плоха, – я позволил себе добавить в голос немного одобрения. – Твое имя?
– Никлас, монсеньор.
– Тогда вперед, Никлас, показывай дорогу.
Здоровяк выехал вперед и, беря, буквально выражаясь, быка за рога, прибавил ходу, направляясь к городским воротам. Я заставил Эльха перейти на рысь, крикнув Каме и второму детинушке не отставать, и помчался следом. Копыта жеребца поднимали дорожную пыль, пару секунд мне отчаянно хотелось чихнуть, но я-таки сдержался, и остался собой весьма довольным. Эльх нес ровно, не спотыкался, не брыкался, скорость не менял… все-таки порода, что ни говори.
За-ме-ча-тель-но!
Промчавшись сквозь открытые ворота, я заливисто свистнул и расхохотался. Дурачиться мне очень нравится, это у меня на лице написано. Правда, надеюсь, сидящие подле стражи порядка не погонятся за мной и все же заметили в этой веселой скачке мою консигну… а если и не заметили, то и черт с ними!
Новый трактир, я иду!
Трактир "Веселая Треска"

Отредактировано Энтайяррел (2007-11-20 21:56:41)

7

Ойра вдумчиво икнула. Увидеть это лицо и услышать этот голос еще раз в своей жизни она до сих пор не предполагала. С того света не возвращаются.
- Нормальные существа не возвращаются. А вот это конкретное существо всегда было с прибабахом. Огромным таким прибабахом! – с горечью в голосе откликнулся Гаэтано на мысли хозяйки. – Мне было бы спокойнее, если бы он тихо-мирно лежал в уютной могилке, как можно дальше от тебя.
- Можешь не верить, но мне тоже было бы спокойнее, - заверила своего стража госпожа Борхес, - но когда это я предпочитала спокойствие шансу неплохо развлечься?
- О великие Драконы! – белка нервно задергала хвостом. – Я так и знал.
Сообразив, что ее многословное молчание несколько затянулось, Искра с трудом заставила себя улыбнуться.
- После смерти у тебя испортился вкус, Ольгерд. Раньше твои подручные были поумнее и порасторопнее. Кхм, и посимпатичнее, кстати.
- Что было. Пока особо рассчитывать не на что. – он равнодушно пожал плечами.
Женщина словно невзначай глянула по сторонам. Обычная ежевечерняя суета шла своим чередом, и на мирно беседующую пару никто не обращал внимания.  Только топтавшийся неподалеку паренек-посыльный  изредка зыркал в их сторону.
Хорошо, что никто не видит личика Ольгерда. А то настал бы конец моей репутации достопочтенной горожанки. Ибо приличные дамы не разговаривают со всякими оборванцами разбойного вида.
- Ну и что мне с тобой делать,  покойничек? – Искра говорила тихо, но внятно. Так, чтобы слышать ее мог только стоящий рядом беловолосый.  – Рассказать о твоем нежданном воскрешении  Логру? Или просто и безыскусно послать тебя куда подальше?
- Можешь и рассказать. Мне будет очень интересно, сколько времени он над тобой смеяться будет. Можешь и послать. Да только неужели упустишь интересное дельце?
- Ну хоть в чем-то ты не меняешься, как был ехидной заразой, так ей и остался, - словно бы про себя отметила Ойра.  – Поверь мне на слово: Логр не будет надо мной смеяться. Он вообще никогда не смеется. Пойдем, побеседуем в более приватной обстановке. И отошли мальчишку, сделай мне одолжение. Нервирует меня это подрастающая смена.
- Тем не менее он тебе не поверит...
Ольгерд условным жестом велел своему слуге уходить. После чего вежливо предложил даме руку. Дама благодарно на нее оперлась, и они неторопливо пошли по улице.
- Может, и не поверит, - воровка загадочно улыбнулась, - Ты потерял веру в мою способность к убеждению? И где твои манеры, мой старый юный друг? Ты до сих пор не сказал мне, что я прекрасно выгляжу.
Развлекая неожиданного спутника светской беседой, она целенаправленно уводила его подальше от дома. Каждое появление Ольгерда на дороге приносило рыжей воровке целый букет неприятностей .  Судьба вновь сделала резкий разворот, поставив Искру на очередную развилку. А страсть к риску подхватила за руки и неумолимо потащила за собой.
- Куда идем? – деловито поинтересовался Тан.
- Куда-нибудь подальше от берлоги.  Но и в трущобы его вести рискованно. Конечно, узнать Ольгерда сейчас трудно, но если я смогла это сделать, то мало ли у нас наблюдательного народу. Может, и не поверят, но отметят для памяти.
- То есть, как обычно?
- Ага. Ты бы сбегал, предупредил Кармен, что мы  придем. Я протащу Герда через черный ход. Скажи ей, пусть приготовит мне какую-нибудь одежду. В ближайшие стуки я домой вряд ли попаду.
Гаэтано просто кивнул в ответ и, спрыгнув со своего насеста, умчался вперед. 
Вскоре парочка свернула с основного проспекта и углубилась в извилистые переулки города двух драконов. Эта своеобразная сеть соединяла воедино часть Менталов и часть Саэлов, стирая все возможные различия между расами.  Именно в этих улицах было легче всего наткнуться на грабителя, сюда бежали от своих допропорядочных супруг жаждущие острых ощущений зажиточные горожане. Это был своеобразный город в городе. И, по мнению Ойры, здесь можно было найти все, что угодно. Были бы деньги. Большая часть юности рыжей воровки прошла именно здесь.
Дом Королевы Ночи

Отредактировано Ойра (2007-11-20 07:45:14)

8

Саэл, Улицы >>>>>>>>>>>

Все-таки красота архитектуры менталов Артуру, пожалуй, нравилась И нравилась двойственность разделенного на две половины города – недолго надо ехать, чтобы окунуться совсем в другой мир… и это он тоже надеялся однажды описать. Начал даже подбирать про себя слова, но хмыкнул – в который раз ведь.. хотя… свежесть впечатлений всегда на пользу, может, в этот раз будет лучше.
Артур довольно скоро посетил пару лавочек, торгующих бесполезными, но очаровательными безделушками, красивыми вещицами тонкой работы – самое то для матушки, отец вряд ли догадается вручить ей что-то подобное.
Вроде и быстро справился – а с того момента-то, как из дома вышел, времени прошло уже изрядно. Артур понял, что хоть и не устал, а вот аппетит успел нагулять. Однако, раз уж он здесь, на половине менталов, надо было позаботиться и о вине… кажется, хорошая лавка была недалеко от садов, ближе к окраине города. Что ж, значит, туда. А пока можно осведомиться у возничего, не знает ли он, где здесь можно поприличнее поесть, затратив не так много времени.
- Знаю, как не знать! Тут близко, правда, за город выехать придется, ну да мы ж считай у ворот, ближе и лучше таверны, чем «Веселая треска», не найти.
- Значит, решено. В «Треску».
В веселую треску... интересно, название она оправдает?
Надеюсь, До, не очень... не настолько, чтобы ты согласился.
Арт, ты меня пугаешь..
Я? Тебя?? Захваливаешь... но на самом деле просто хочу спокойно поесть. Надеюсь, получится. Что тебя не устраивет, это же не сложно?
То-то и оно.. ну, там видно будет..

9

Вечернее солнце, садящееся за городские крыши, бросало свои прощальные лучи на силуэты двух неизвестных, присевших на одну из крыш, чтобы понаблюдать на закатом. Неспеша город окутывало бархатным одеалом сумерек, скрывая все его возможные недостатки, и давая возможность выйти из дневных прибежищ всем тёмным личностям. Хейке, её страж, меланхолично напевая очередную песенку, возился со свои порванным плащом, пострадавшим после их стычки с несколькими разбойниками за городом. Анисси проверяя на месте ли все её ножички, поглядывала изредка вниз на прохожих. Тихий, приятный вечер, который ничто не омрачает за исключением его той самой обыденности, настораживающей и заставляющей предугадывать, что "щас что-то произойдёт". Девушка толкнула в бок стража, приметив краем глаза какое-то мельтешение на площади. Прислушавшись, она различила отдельные фразы типа "трактир.. отметить.. поделить..". Это её сразу заинтересовало, тем более что сейчас они были на мели, а есть и спать где-то было надо. Аха.. Посмотрим, что можно сделать.. Неспеша она начала спускатся с крыши, не упуская из поля зрения шумных и невнимательных личностей. Страж нехотя натянул на себя плащ и направился за ней.

10

>>>>>>>>>Улицы

Забвение. Прибывая в нем, девушка потеряла счет времени. Улицы были единственным её спасением. Здесь можно было не останавливаясь бродить, не задавая себе вопрсов, не ожидая получть на них ответы. Кажется она кого-то всё же искала, хотела встретить, наткнуться... Депрессия, скажет кни нибудь. Почти. Но есть и не здоровая причина этого душевного состояния...
Мирель не смотрела ни вперед, ни под ноги. При этом не так часто задевала плечами  прохожих. Лобовых столкновений тоже не было, хотя каждый раз казалось, что вот этот человек станет тем стеклом, о которое удариться рвущаяся на волю птица её души...
"может быть стОит остановиться?"-мелькнула мысь у неё в голове, но так и не получила должного осознания.

Страж...о бедное животное. он молча волочился за хозяйкой, прекрасно понимая, что слова сейчас лишнии, по крайней мере его.
"Кто-то все же должен посто заметив её на улице схватить за плечи, и встряхнув, попробовать привести в чувства"-медленно размышлял зверёк.

11

Анисси осталось несколько метров до земли, как она потеряла равновесие и начала падать вниз. Кое как соорентировавшись в недолгом полёте, упала на колено, разбив его в кровь, которая тут же смешалась с городской пылью. Не обратив внимания на боль, как на самую последнюю мелочь в её жизни, она поднялась и увидев спокойно ожидающего её стража у трактира напротив дороги. Фокусник, блин.. Надо же ему было пользоватся лестницей.. Отряхнув одежду и попытавшись привести в порядок свои будучи некогда прекрасные длинные волосы, ныне запутанные и нуждающиеся в расчёске уже как несколько недель, но при этом скорее проверяя на месте ли всё её оружие. В общем, среднестатическая юная бандитка - беспризорница, с горящими жёлтыми глазами в предчувствии очередной авантюры. И не то что бы, её это так привлекало.. Скорее больше ей ничего не оставалось, как заглушить всю боль прожитого хоть чем-то, любой эксцентрической выходкой, несмотря на то, что она могла стать последней. И как говорится, "ты не можешь получить что - либо, не отдав что - нибудь взамен". Правда жизнь вещь несправедливая, и жмотится на любую мелочь, которую ей нужно отдать взамен на потерю. Она направила свой ехиднейший взгляд на стража, и направилась к нему. Улыбка начала становится всё ехидней, страж уже начал волноватся, к чему бы всё это.. Видимо потеряв бдительность, она оказалась на пути какой-то девушки, не замечавшей куда и зачем собсно идёт. Столкновение было предельной силы.. Анисси, не успев даже скоорденироватся, снова очутилась на суровой действительности городской улицы. Пыль, окружившая её столбом при падении, укутала и заглушила поток нецензурной брани, исходящей от неё. Ходют тут всякие.. Анисси поднялась.. Вид у неё был суровый. Правда взгляд слегка смягчился, когда она глянула, что при столкновении с неизвестной, которая тоже пострадала.
- Эм.. Девушка.. Вы живы? - она повернулась сначала к ней, а потом к улице, наполненной суетящимся прохожими, которым не было дела до трагедий не касающихся их, и выкрикнула во весь голос:
- Памахите!! Здесь умирают! - она приложила руки к голове, демонстрируя тем самым всю трагичность ситуации, на самом деле решив немного позабавится. Па-ма-хи-те! - почувствовав руку, внезапно закрывшую ей рот, она успокоилась, ощутив что это именно Хейке совершил такой суицидальный поступок, дотронувшись до неё, и снова направила свой обеспокоенный взор на пострадавшую.

Отредактировано Anissi (2007-12-07 20:45:44)

12

И вот последняя мысль хранителя еще не успела покинуть его маленькую, но сообразительную голову, как …   «Да, этого и следовало ожидать. Она столкнула человека, или эта девчонка снесла её…не понятно...»  На секунду зазевавшись он не заметил этого момента и даже немного поморщился, что выглядело очень забавно.
   Мирель  отлетела навзничь, со всего роста свалившись на пыльную мостовую.  Она потеряла сознание не столько от столкновения, сколько от того невероятного нервного напряжения, растерянных мыслей и неожиданности. Перед тем как увидеть темное полотно и отключиться, девушка узрела небо, ограниченное высившимися зданиями, успела подумать, что последние несколько часов смотрела лишь себе под ноги и то не всегда, а чаще просто сквозь что-либо…


Вы здесь » Мир драконов » Менталион » Улицы.