Мир драконов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир драконов » Воспоминания » Получается очень интересное дело...


Получается очень интересное дело...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Начало взрослой жизни

Сфинга с детства отличался от всех, не только бледной кожей, но и поразительной ловкостью, это-то и заметил случайный прохожий, в тот туманный день, когда Сфинге исполнилось девять лет. Мужчина высокого роста и довольно худощавый, не спеша, прогуливался по улице, и, случайно оступившись, обратил внимание на играющего неподалёку мальчика с белыми волосами. Он играл совершенно один, но то во что он играл, настолько поразило мужчину, что он застыл на месте. Мальчик, набирая в ладони мелких камней, подбрасывал их в воздух, и, не смотря вверх, уворачивался от падающих камешков.
«Какая поразительная ловкость! Я думаю, он может быть полезен» - подумал мужчина. Подойдя к Сфинге, он протянул ему руку, представился и начал разговор.
- Привет! Меня зовут Ринел, - сказал мужчина, протягивая Сфинге руку. – А тебя как?
- Сфинга
- Почему ты играешь один? Вокруг много других детей, почему ты не играешь с ними?
- Они боятся меня. Они считают, что я злой дух, или что-то вроде того.
- А как тебе удаётся так уворачиваться, от камешков, ведь ты даже не смотришь вверх?
- Я словно слышу, и чувствую, где они находятся и куда они полетят. Я не знаю как мне это удаётся, само получается как-то.
- У тебя есть родители, братья, сестры?
- У меня нет родителей, их замучили злые духи. Я живу с младшей сестрой, ей восемь лет.
- Чем вы питаетесь, где живёте?
- Мы живём, на чердаке этого дома. Места не много, но нам хватает, еды иногда не хватает, но это ничего.
- Ты не хочешь работать на меня?
- А что нужно делать?
- Нужно проходить в дома и брать то, что я тебе скажу?
- А разве так можно?
- Я тебе разрешаю. Это мои дома, но по тем или иным причинам я не могу попасть в них. Так ты мне поможешь? Я тебе заплачу.
- Хорошо. Я согласен.
С тех пор Сфинга стал вором, но он об этом не догадывался, он считал, что помогает этому мужчина спасать его вещи. Но вскоре, Сфинга стал догадываться о замыслах этого человека, потому что несколько раз он слышал присутствие других людей и видел их, но его никто не видел, по городу шли слухи о таинственном воре, который проникает в запертые дома и крадёт у хозяев под носом, оставаясь абсолютно незамеченным. Сфинге нравилось, что его все знают, и гордился тем, что его жизнь окутана тайной, да и деньги теперь были, можно было хорошо питаться и покупать одежду. Хватало денег на лекарства, когда его сестра, как человек болезненный, заболевала в очередной раз.
В скором времени, Сфинга достиг совершенства в свой «профессии» и решил уйти от своего «работодателя», тот не сопротивлялся, потому что Сфинга был слишком хорош для него, для того, кто живёт ради наживы. Сфинга превратил воровство в искусство, сам того не зная. Сфинга воровал ради сестры, и только ради неё, чтобы у неё было достойное существование, воровал он мало, поэтому вскоре слухи утихли, и он перестал быть легендой.

Расставание

Начинавшийся рассвет озарил неприметную хижину на окраине города Саэл. В этот день произошло сразу несколько событий, но обо всём по порядку. В этот день двадцать шестого года от соединения миров, родился маленький человек, которого родители назвали Сфинга. Ему прочили будущее простого рабочего, ничем не притязательное будущее, но надежда у родителей была, они надеялись, что он станет более известным, чем его родители. Надежды родителей оправдались, но они, к сожалению этого не увидели.
Родители были удивлены, когда увидели, что ребёнок был с бледной кожей и белыми, как снег волосами, отливающие на солнце серебряным светом. Уже в детстве у него проявлялись его уникальные способности. В отличие от других детей, которые падали, когда учились ходить, Сфинга никогда не падал, чему удивлялись родители, но при этом испытывали гордость за своего сына. Когда Сфинга уже уверенно держался на ногах, родилась его сестрёнка, родилась она со Сфингой в один день, их можно даже назвать близнецами, потому что они различались только одной чертой, кроме внешних, характера, Сфинга был более вспыльчив, да и то, только по молодости. Сфинга и его родители, очень любили прогуливаться в лесу, не заходя в глубь, потому что и они слышали легенды о злых духах, и хоть люди не суеверные, но предпочитали не рисковать.
Их семью можно назвать самой счастливой, несмотря на скромный достаток, у них было самое ценное, что только могло быть у семьи, любовь друг к другу. Им были не важны проблемы окружающего мира, проблемы других людей, политическая ситуация в стране, и любые другие проблемы обычных людей. Они были и по своему несчастны, их дочь Тори очень часто болела, и родители не знали, что с ней происходит. Денег на серьёзное лечение у них не было, а простые домашние средства не помогали, но все с этим смерились и продолжали радоваться каждому новому дню, как последнему.
Это последний день для родителей вскоре наступил. Они прогуливались, как обычно по опушке леса, и разговаривали на отвлечённые темы.
- Как красиво цветут в этом году, резенции! Вы только посмотрите на это великолепие! – сказал отец семейства. Цветы и впрямь были великолепны, розовые цветы резенции только начали расцветать, их лепестки, расходясь в стороны, открывали само соцветие, которое было совершенно, как лоно юной девушки, такое же не тронутое и девственно чистое, соцветие испускало чудесный пьянящий аромат, от него и впрямь можно было опьянеть.
- Да. Они прекрасны, – ответила Тори. – Я так хочу, распускаться как они, каждую весну, заново рождаясь и обновляясь.
- Не волнуйся дочка, - сказала ей мать. – Когда-нибудь ты тоже расцветёшь, как эти прекрасные цветы, и будешь приносить радость людям, источая эту весеннюю красоту.
-Точно Тори! – сказал Сфинга. – Я уверен, что так и будет.
За этим разговором, они незаметно зашли, в самую чащу леса, в которой обитали злые духи.
- Прячьтесь дети! – это были последние слова, которые Сфинга и тори услышали от родителей.
Они затаились за ближайшим камнем, и так, как ноги их не слушались, не было даже сил закричать, всё, что они могли делать, это наблюдать. Их родители корчились лёжа на земле, но Сфинга и Тори не знали что с ними. Только когда бездыханные тела их родителей неподвижно замерли на земле, они смогли поднятся и убежать из этого проклятого леса.
Только спустя годы, Сфинга узнал от своего наставника, что произошло на самом деле. Простые люди не могли видеть злых духов, но наставник упомянул о каком то страже, который видел их.
- Духи, появившиеся неожиданно, не успели заметить детей, но успели схватить родителей, - рассказывал наставник, точно пересказывая реч наставника. - Они долго пытали их, внушая сцены мучительного содержания в их головы, вдоволь насладившись их муками, они, наклонив над скорчившимися телами свои головы в капюшонах, начали высасывать из них жизнь и душу. Только тонкие струйки белого тумана выходили из их глаз, духи поглощали их души со страшным сопением и чавканьем, как будто свинья ест из своей лохани. После того, как души полностью ушли, с безжизненных тел родителей исчезли лица и появились на поясах тех, кто поглощал их, как скальпы у охотников за скальпами, это были их трофеи."

Прощание с сестрой

Сфинга, после смерти родителей, жил со своей младшей сестрой Тори, которой было восемь лет, он жил ради неё, зарабатывал деньги, точнее воровал, он очень сильно любил её. Она была непохожа на него, у неё была вполне обычная внешность, ничем не примечательная, тёмные волосы коротко стрижены, округлое личико, серые глаза, тонкие губы, бледно-розового цвета из-за постоянных болезней, тонкая шея, спрятанная под воротом рубахи, которая была ей велика, поэтому она её носила как халат. Но единственной отличительной её чертой был голос. О! Как он был прекрасен! Любой, кто хоть раз его слышал, влюблялся в него,  проходя через уши, он проникал в самое сердце, мог разморозить любое сердце, даже самое чёрствое сердце, он проникал в самую душу, он проходил через всё тело. Когда она пела своим волшебным голосом, все люди вокруг замирали чтобы послушать эту чудесную песню, собаки переставали лаять и навостряли уши, кошки отвлекались от охоты на птиц и тоже слушали эту песню. Одну из этих песен услышал человек по имени Ринос. Это был полный, даже толстый человек, лысина на его голове сверкала на солнце от пота, жирные руки сжимали толстый кошелёк, поросячие глазки бегали из стороны в сторону, ища чего-нибудь диковинного, чтобы купить это и хвастаться перед другими толстосумами. «Она должна быть моей! Ни у кого такого нет! Все мои друзья обзавидуються, когда услышат её, а она будет уже моя». Поднявшись в комнату где жили Сфинга со своей сестрой, он без стука вошел и в наглой манере начал разговор, слова которого звучали как приказы.
- Сколько ты хочешь за неё? – спросил Ринос у Сфинги. – Я заплачу любые деньги!
- Это моя сестра и я не продам её, ответил Сфинга.
- Да ну, перестань, тебе нечем её кормить, да и самому нечего есть, вы живете в нищете, ходите, в чем попало. Эта рубаха совсем ей не идёт, это твой свихнувшийся отец оставил ей её? Конечно он, да и твоя мамаша тоже не далеко ушла от него! Соглашайся.
- Как ты смеешь так говорить о них, - прорычал Сфинга и глаза его налились кровью, а руки сжались в кулаки. – Ты никогда её не получишь! Убирайся отсюда!
Ринос и не думал уходить, наоборот он расплылся на единственном в комнате стуле, и тот слегка хрустнул.
- Не дерзи мне! Ты не знаешь с кем говоришь щенок! Я самый влиятельный человек в этом городе, я могу сделать так, что ты никогда не выйдешь отсюда! Продай мне её!
- Ни за что! Она больна и ей нужен уход и забота, нежность и ласка, а ты не любишь ничего кроме своих денег, и заботится, можешь только о своём брюхе! – выкрикнул Сфинга, злясь всё сильнее.
- Да как ты смеешь! Я вырву твой язык за такие слова!
- Не надо Финни, - тихо сказала Тори. – Не нужно так переживать из-за меня. Я приношу тебе слишком много хлопот, и я не хочу, чтобы у тебя были проблемы с эти толстым господином.
- Дрянная девчонка! – выкрикнул Ринос. – Как ты смеешь! Ты вся в своего братца! – Ринос вскочил на ноги и, силой ударив Тори по лицу, вышвырнув Сфингу в окно, вышел виз комнаты. Сфинга, отпрыгнув от ветки дерева, стоявшего под окном, взлетел обратно в окно. Он подбежал к Тори и поднял её. Из глаз её текли слёзы, по щеке текла кровь.
- Прости меня Финни. Я не хотела причинять тебе столько проблем. Прости меня.
Произнеся эти слова, она умерла у него на руках. Сфинга долго сидел, склонившись над её остывающим телом, он не мог простить человека, убившего его сестру, и решил отомстить.
В течении нескольких дней Сфинга бродил по городу в поисках убийцы, и нашел его, как раз в тот момент когда он своими сальными речами пытался соблазнить девушку торгующую фруктами на торговой площади, она явно была не в восторге от этого. Сфинга проследил за ним до самого дома и, дождавшись ночи, залез к нему в дом. Это, для того искусного вора как Сфинга, не составило труда. Подойдя к спящему человеку, он достал нож, который взял на кухне этого дома, он разбудил его, сказав, что он недостоин жить, резким движением перерезал горло убийце, который даже не успел выкрикнуть «Помогите!». После этого Сфинга ушел в леса, в надежде на то, что таких людей больше нет.

Приобретение стража

После смерти сестры, Сфинга ушел из Саэла в лес, который располагался близ города. Он долго скитался по лесу, надеясь не встретится со злыми духами, хоть он и не знал как они выглядят, и не особо верил в легенды о них, но боялся их. Наконец Сфинга добрался до опушки леса и, сев возле камня, низко опустил голову, задумавшись, о том, как ему жить дальше.
- Что ты здесь делаешь? Кто ты? Как попал сюда? – спросил пожилой мужчина, крепкого телосложения, вышедший из-за камня, порядком напугав уснувшего Сфингу.
- Я Сфинга, пришел из Саэла. – сказал Сфинга и рассказал свою историю.
- Это очень грустно. Я бы тоже убил его, проговорил мужчина, докуривая уже пятую трубку. – Если хочешь, пошли жить ко мне. Я буду учить тебя, ты станешь сильным. Меня зовут Телиус, я отшельник, тоже Саэл.
- Хорошо, мне некуда пойти, да и лучшего варианта я не вижу.
Поднявшись, они ушли. Когда Сфинге исполнилось 12, отшельник начал обучать его, заменив ему отца, которого у него никогда не было. Научил основным правилам жизни, общения с людьми, манерам поведения. Научил добывать пропитание в любых условиях, научил выживать. Научил приёмам борьбы и защиты, как с оружием, так и без. Сфинга любил своего наставника. Когда Сфинге исполнилось 25, учителя не стало. Сфинга долго не мог прийти в себя после смерти наставника, Сфинга некоторое время находился в беспамятстве, пытаясь сообразить, как ему жить дальше. "Кто же поможет мне тренироваться? Кто же покажет мне тот мир, в который мне предстоит попасть?" - думал Сфинга сидя на большом камне возле небольшого надгробия. Он всё ещё ощущал присутствие своего наставника, его силу, его энергию.
Сфинга ещё долго сидел около курганчика, где покоился его наставник. Немного придя в себя, он побрёл к небольшому дому, в котором они жили, в голове у него кружились скверные мысли, и постоянно ощущалось присутствие наставника. Он вошел в дом, сняв плащ, и положив меч, он прошел на кухню, и, открыв бутыль крепкого вина, начал заглушать им свою внутреннюю боль.
Прошло не мало времени, прежде чем он поднялся из-за стола, на полу лежали две пустые бутыли, на столе стояло ещё три. Он был сильно пьян и плохо контролировал свои действия. "Пойду в лес, к злым духам, пусть они замучают меня. Я не могу так жить!" - думал он, выходя из дома, натягивая на плечи плащ и беря в руки меч. Подойдя к лесу, он на некоторое время замер, чувствуя чьё-то присутствие, но, решив что это ему кажется, он двинулся по тропинке в самую чащу.
Он долго шел по дороге и вдруг услышал посторонний звук, который его насторожил. Резко развернувшись, он достал меч и,  так как из-за выпитого вина взор его был мутным, начал прислушиваться. Вдруг он услышал свист и почувствовал резкую боль в ноге, потом ещё и ещё. Его тело прогибалось под ударами таинственной плети, его броня не выдерживала этих ударов, плащ порвался, кольчуга разорвалась на рукаве, из раны текла кровь. Он слабел, а удары всё не прекращались. "Зачем я отправился сюда? Никто мне не поможет теперь!" – думал он, наклоняясь всё ниже и ниже от боли. Неожиданно он опять почувствовал присутствие чего-то сильного, его тело наполнялось силой, его глаза стали видеть в темноте, его движения стали расчётливыми, удары меча точными. Он увернулся от удара и увидел рядом с собой дерево, корни которого вырвались из земли и теперь наносили ему удары. «Не волнуйся, теперь мы вместе», услышал он чужой голос у себя в голове. «Я помогу тебе». Резким ударом меча, Сфинга перерубил тянувшийся к нему корень. Ещё пара точных ударов и корни ушли в землю, дерево замерло.
Сфинга опять почувствовав слабость, упал на землю, рядом с ним появилась высокая тень.
- Ты ранен, я вылечу твои раны. - послышался всё тот же голос.
Через несколько минут раны затянулись, и Сфинга смог встать.
- Кто это? - подумал он.
- Я твой страж, - сказал голос, и тень поклонилась. - А ты мой хозяин.
- Я слышал от наставника о стражах, но я думал, что это миф.
- Нет, мы существуем, и принадлежим человеку, до тех пор, пока он жив.
- Как ты нашел меня?
- Я услышал крик о помощи, точнее твою мысль, ведь страж и хозяин общаются мысленно, я почувствовал, что ты мой хозяин, и пришел на помощь, до этого момента я ничего не помню.
- Странно.
- Я думаю, нам стоит уйти отсюда. Ты слишком слаб, чтобы вынести ещё одно сражение.
Сфинга и его страж двинулись по тропинке к дому, разговаривая по дороге.
- Как ты помог мне? – спросил Сфинга. – Ведь я тебя не видел.
- Я могу вселяться в материальные предметы, передавая тебе свои способности. Я выбрал меч, потому что это был единственный способ отбиться от дерева.
- Ясно.
Дальше они шли молча до самого дома, а когда дошли Сфинга уснул, как только его голова коснулась подушки.
Когда Сфинга проснулся, страж находился рядом, он стоял и ждал, пока проснётся его хозяин. Сфинга продолжил тренировки, руководствуясь советами своего стража. Тренировки имели и другой эффект, Вэст, так звали стража, и Сфинга узнавали друг друга, узнавали характеры друг друга и подстраивались под те или иные черты другого. Так и прошли два года, после они пошли в Саэл, чтобы проверить свои навыки и познакомится с этим новым миром.

Отредактировано Сфинга (2007-11-13 18:53:20)

2

Знакомство с бытом Тимры

После встречи с наставником Сфинга долгое время жил у него, понемногу учился всему. Как только они добрались до небольшого домика, который находился в самой чаще, Тимра, а именно так звали мужчину, представился и показал Сфинге своё скромное жилище. Он жил в небольшом деревянном домике, который построил сам, и говорил об этом не без гордости. Дом был одноэтажный, с небольшим чердачком, на котором находилась небольшая библиотека, и комната отдыха, в которой можно было подумать или просто помечтать. На первом этаже находились кухонька, вполне уютная, но не слишком просторная, хотя места в ней хватало, в соседней комнате находились одновременно обеденная комната и гостиная, но обеденной комнаты в ней не замечалось, настолько в ней было уютно, и создавалась непринуждённая обстановка. Также на первом этаже находились, небольшая комната и небольшая комната для поддержания формы. Вокруг дома, располагался небольшой участок, на котором росли всякие съедобные овощи и фрукты. Перед домом, располагались великолепные клумбы с резенциями. Именно этими цветами наслаждалась счастливая семья, во время последней прогулки. Они и сейчас источали этот прекрасный аромат, но Сфинга заметно погрустнел, но постарался, чтобы Тимра этого не заметил. Сам хозяин этого дома был среднего роста, на вид ему было около тридцати лет, но, как потом выяснил Сфинга, ему было больше пятидесяти, и родился он до смещения миров. «Именно поэтому, я ушел в лес, я не мог понять новый мир, и ушел сюда», говоря это, Тимра заметно погрустнел, но на вопрос что с ним, ответил, что расскажет позже. Внешность у него была привлекательная, для его лет, но несколько отталкивающая, что не смущало Сфингу, и Тимра был рад этому. Волосы Тимры, цвета земли после дождя, были коротко острижены, на месте, левого глаза был шрам, левый был цвета воронового крыла, с пронизывающим, кал луч солнца стекло, взглядом, от такого взгляда у Сфинги по спине пробежали мурашки. Нос у него был сломан, наверное, несколько раз, губы плотно сжаты, но верхняя губа, как-бы слегка выпирала над нижней. Его плащ был очень интересного цвета, он слегка переливался на солнце, и сливался с окружающей природой, под плащом была простоя рубаха и свободные штаны, которые обычно носили бедные крестьяне. Сфинга был потрясён, как в этом маленьком доме поместилось столько всего нужного, но при этом не было ничего лишнего, и внешность хозяина потрясла его ничуть не меньше.
- Нравится моё скромное жилище? – сказал Тимра, явно удовлётворенный произведённым эффектом. – Я надеюсь, тебе здесь будет комфортно. Когда я строил этот дом, я не думал, что буду жить здесь с кем-то, но жизнь так сложилась, да и мне здесь было немного скучновато.
- Всё в порядке, - сказал Сфинга, осматривая дом. – Я даже не думал, что в этом лесу кто-то живёт. Я поклялся, что никогда не приду в этот лес, но всё же я рад, что зашел в него, и встретил вас.
- А почему ты не хотел в него возвращаться? Можешь рассказать, во время обеда. Я надеюсь, ты голоден?
- Я проголодался, потому что не ел со вчерашнего вечера. Мне повезло, и мне удалось украсть немного еды, но большую часть я отдал сестре, и поэтому немного не наелся. Если я вас не стесню, я присоединюсь к вам, и конечно всё вам расскажу.
- Ты меня не стеснишь, ведь я сам пригласил тебя, так что это я должен у тебя спросить.
- Почему?
- Моя жизненная позиция: «Никогда ничего не проси, у тех, кто сильнее тебя, если захотят, то сами предложат, и никогда не потакай прихотям слабых». Ты ничего у меня не просил, я сам предложил, так что вот так.
- Интересно.
- Я тебя многому научу, но для начала, пошли, поучимся умываться, а потом готовить простенькую еду, чтобы слегка подкрепится.
Тимра повёл Сфингу на улицу, где был колодец с холодной водой, умывшись сам, он показал Сфинге, как пользоваться не хитрым устройством колодца.
- Я умею пользоваться колодцем, - обиженно буркнул Сфинга. – Вы думаете, я ни разу не мылся что ли.
- Не обижайся, я же пошутил, - сказал Тимра, погладив Сфингу по голове. – Ну, пойдём готовить еду.
Умывшись, они прошли на кухню и стали готовить нехитрую снедь. Сварили похлёбки из мяса, какого то  зверька, именно за ним и ходил охотиться Тимра. Приготовили жареные овощи. Во время обеда, или всё-таки ужина, Сфинга рассказал, о беде с родителями.
- Я думаю, что тебе нужно отдохнуть, - сказал Тимра. – Ступай наверх и выспись, а я пока приберу здесь, а потом подумаем, чем тебя занять.
Сфинга пошел наверх, а Тимра прибрав посуду и взяв бутылку вина, сел на скамейку в глубине сада, и закурив, подумал: «Наши истории с ним чем-то похожи». Сделав глоток, Тимра начал вспоминать своё прошлое.

Отредактировано Сфинга (2007-11-04 10:52:09)

3

Начало истории Тимры (детство)

Тимра долго сидел и курил, и пил вино, когда проснулся Сфинга он подозвал его к себе и рассказал из-за чего он так погрустнел когда вспомнил о своём прошлом, Сфинга слушал его очень внимательно, стараясь не пропустить не слова.
Тимра родился близ города Саэл, в маленькой деревушке, которая называлась «Саэловы горы». Никто не знал, откуда взялось название этой деревушки, кто-то говорит, что раньше она находилась в горах, хотя гор по близости не было, кто-то говорил, что она называлась так из-за древней легенды, в которой говорилось, что раньше здесь жили три брата и звали их Саэловы горы из-за невероятных размеров, в общем, название было, и никто не знал, откуда оно взялось. Да это и не имело значения, деревенька была маленькая, практически незаметная с первого взгляда, потому что находилась вдалеке от дороги, и даже указателя не было, но деревня всё-таки была. Она была очень уютная, если и можно применить это слово к деревне то это именно тот случай, домов в ней было мало, и люди друг друга знали в лицо. Чужих было мало, мало, кто решался приехать в неё просто так, приезжали в основном, за диковинными игрушками, которые мастерили в этой деревне. Игрушки были и правда фантастические, не в прямом смысле конечно. Их вырезали из дерева, и вырезали весьма искусно, в основном это были изображения птиц и зверей, но иногда попадались и люди, которые изображались в естественной обстановке, в естественных позах, за рутинными делами. Все игрушки, были вырезаны с точным соблюдением всех пропорций, жестов, даже мимики, которой уделялось наибольшее внимание. Сама деревня, можно сказать, была вырезана умельцами и мастерами. Крыши домов были украшены, статуэтками драконов, причём вырезали их сами хозяева, никто не старался, чтобы у кого-то дракон быль больше, у кого-то сильней, нет, такого не было. Каждый старался подчеркнуть уникальность своему дому, приданием дракону уникального положения тела, предметами в руках. Например, на крыше дома ткача, был изображен дракон в одежде, на доме кузнеца, восседал дракон на наковальне. Складывалось ощущение, что каждый, несмотря на род своих занятий, житель умел вырезать из дерева. Сами дома были добротными и прочными, за ними очень хорошо ухаживали, поэтому не было ни одного покосившегося дома, или дома без ставни, или без ручки на двери, в общем, всё было идеально. Можно было подумать, что это деревня богачей, или привилегированных особ, но там жили простые люди, они всё делали своими руками, и даже деньги им были не нужны, всё было своё, или менялись, если на то была необходимость. Например, сапожник делал сапоги, но у него тупилось шило, или у ткача ломались иглы, они шли к кузнецу, и он им делал иглы и шила, взамен на одежду и обувь, и не было необходимости в деньгах.
В одном из таких домов, кстати, в доме кузнеца, раз разговор зашел разговор, родился мальчик, которого назвали Тимра, точнее его звали Тиммаруил, но это было не очень удобно и все его называли Тимра. Он рос в любви и заботе, и ни в чём не нуждался. С детства он учился работать в поле, вырезать фигурки из дерева. Его отец был очень весёлый человек, он по всей деревне славился своим мастерством владения молотом, и мог сковать в своей кузнице букет прекрасных роз, которые были даже красивее обычных, но не источали аромата. Он был человеком весьма не слабого порядка, его голова, была покрыта короткими волосами, потому что в кузнице было жарко, его голубые глаза, были слегка мутными от постоянного жара и пепла, лицо было немного обожжено искрами. На левой щеке был шрам от случайно отлетевшего в него куска раскалённого железа. Его руки были мускулистыми, и Тимра очень любил на них висеть. Отец сковал для своего сына маленькую наковальню, молоточек и другие необходимые кузнецу вещи, только в уменьшенном варианте. Так что уже в три года, Тимра стал учиться кузнечному делу, а к шести годам Тимра смог выковать свой первый меч, точнее это был ножичек, для взрослого человека, но для него это был настоящий меч, очень острый и поэтому Тимра сразу порезался, но не заплакал, а мужественно сдержался. Отец очень гордился своим сыном,  ещё бы, его сын сам сделал себе оружие. Мать тоже была счастлива, что у неё растёт, такой сын. Он часто помогал ей по дому, колол дрова, носил воду для котла. Понемногу учился кулинарному делу, поэтому к моменту встречи со Сфингой, он мог приготовить любое блюдо, даже самое сложное и изысканное. Его мать была очень красива, под стать своему мужу. Её волосы, цвета топлёного молока, были аккуратно уложены и закреплены заколкой в виде цветка, которую сделал её муж, еще, когда они были не женаты, её глаза, цвета вороного крыла, именно глаза матери достались Тимре, обладали невероятно пронзительным взглядом, и никто не мог устоять, именно поэтому Тимра с детства был честен, потому что не было смысла пытаться обмануть мать. Её тело было совершенно, она была грациозна, как молодое деревцо, её шаги были легки и незаметны, она не ходила, а словно плыла по воздуху, её тело было очень привлекательно, что и сослужило ей не добрую службу.
В один весенний день, когда солнце уже склонилось к закату, мать Тимры отправилась на прогулку со своим девятилетним сыном. Они медленно шли разговаривая о будущем, и не замечали, что за ними следят.
- Ты, наверное, очень переживаешь, что мы живём так далеко от города, - сказала мать своему сыну, поцеловав его в лоб, когда они остановились, что бы передохнуть. – Я очень хочу, что бы ты отправился туда, и отец тоже.
- Это ничего, мне и здесь хорошо, - сказал Тимра, обняв мать. – Рядом с вами, мне очень хорошо. Я вас люблю.
- И мы тебя любим, Но ты не должен из-за нас прозябать здесь, ты должен отправится в город, там ты сможешь многому научится, больше, чем у нас.
- Это ничего, я больше хочу оставаться с вами, чем жить в городе.
- Почему?
- Просто не хочу, там очень злые люди.
- Мы не злые мальчик, - сказал неизвестно откуда появившийся мужчина. – Мы просто не любим незнакомцев.
Мужчина был явно не местный, он был не молод и не приятен на внешность. Его грязные волосы, свисали до плеч, они были спутанные, и висели как верёвки. Его лицо было уродливым, под носом была страшная бородавка, а на левом глазу вылез ячмень размером с наперсток. Одежда его была грязная и рваная.
- Он прав мальчик, мы не злые, - сказал другой мужчина, появившийся сзади. – Мы очень любим таких, как твоя мать, красивых и податливых.
Этот мужчина был привлекательный чем первый, и по его одежде можно было догадаться о благородном происхождении.
- Не смейте её трогать, - выкрикнул Тимра, хватаясь за нож. – Или пожалеете! – Тимра грозно смотрел на своих противников.
- Ой, тоже мне защитник нашелся, - просюсюкал первый. – Я уже испугался.
Тимра кинулся на него и перерезал горло своим ножом, и когда тот упал отхаркивая кровь, развернулся ко второму.
- Ах ты, щенок! – крикнул второй. – Я убью тебя!
Второй подпрыгнул к Тимре и ударил его рукоятью меча по голове. Последним, что увидел Тимра, это как второй набросился на его мать, и, навалившись на неё начал срывать с неё одежду.
Очнулся Тимра уже дома, он лежал на кровати, с перевязанной головой. Его рана на голове, саднила и кровоточила. Пройдя в комнату, держась за стенки, потому что голова очень сильно кружилась, он обнаружил там склонившегося, над матерью лежащей на скамье, своего отца. Его мать умерла, не выдержав насилия, на её красивом лице, только запекшаяся кровь около губы выдавала, что она не спит. Отец был хмурым, и от него пахло вином.
- Сколько я был без сознания, - спросил Тимра у отца, подойдя к нему и смотря со слезами на глазах на свою мать.
- Почти сутки, - ответил отец, утирая слёзы ручьём текшие из глаз. – Я нашел вас поздно ночью, когда пошел искать. Ты был без сознания, и лежал рядом с мужиком, с перерезанным горлом.
- Это я ему сделал.
- Я догадался, ты пытался защитить её, но когда я нашел её, она уже была мертва. Хорошо, что ты не видел, что они с ней сделали.
- Кроме того, которого я убил, был ещё один. Это он ударил меня по голове.
- Каким же зверем должен он был быть, что бы такое с ней сделать.
Тимра и его отец долго сидели около матери и молчали.
Отец Тимры умер, от вина, которое стал потреблять в больших количествах, через месяц после похорон. Похоронив его, Тимра продал дом, заезжей молодой паре из Саэла,  которые приехали в поисках уединения. На вырученные деньги, он отправился в Саэл, чтобы постараться начать там новую жизнь.

4

Продолжение истории (дорога в новую жизнь)

После похорон родителей, Тимра продал в дом и отправился в Саэл. Дорога была не очень долгой, да и интересной она быть не обещала, но ничего нельзя предугадать заранее…
Дорога в Саэл начиналась сразу за выходом из деревни, это была песчаная дорога, не очень приметная постороннему, проходящему мимо, торопясь по своим делам. Песчаная дорога была довольно извилистая и проходила по лесу, по прекрасному лесу близ города Саэла. В нем хранилось множество загадок и тайн, о нём ходило множество легенд, некоторые из которых слышал и Тимра, от стариков в деревни. Сидя на лавочках, они в красках описывали встречи со злыми духами, и как многие люди сражались с ними и проигрывали, о том, как они сводили с ума и многое другое, но Тимру не пугали эти легенды, он лишь с интересом их слушал. Но, несмотря на все легенды, Тимра должен был пройти через лес, и он сделал это. Если не обращать внимание на легенды, лес был прекрасен. Весенняя природа благоухала ароматами распускающихся цветов и листьев, весеннее настроение передавалось каждому созданию, каждому лепестку и травинке. Тимра был рад этому состоянию природы и радовался тому, что он вырвался из деревни, и его ничего не держало в этом месте. Он тосковал по родителям, ему было тяжело покидать свой дом, он обещал родителям, что никогда оттуда не уйдёт, но обстоятельства сложились таким образом, что он не мог поступить по-другому. Проходя под цветущими деревьями, Тимра заметил сидящего под деревом человека, он или спал, или просто отдыхал. Тимра подошел к человеку и поинтересовался,  не нужна ли ему помощь.
- Что с вами, - спросил Тимра присев рядом. – Вам плохо?
Резко двинув рукой, человек схватил Тимру за шиворот, и пододвинул его лицо к своему.
- Никогда не подходи к незнакомым людям, пока они не пригласят тебя, - проговорил человек, низким голосом. – Иначе можно пострадать.
- Я не хотел, - сказал Тимра, пытаясь вырваться из цепких пальцев незнакомца, но твёрдо смотря ему в глаза. – Может, вы отпустите меня?
- А ты смелый. Как тебя зовут?
- Тимра.
- Молодец, у старших нельзя спрашивать имя, если захотят, они сами представятся. Зови Редженальд, я присел отдохнуть и, наверное, задремал, - сказал Редженальд, отпустив Тимру. – Извини, если обидел.
- Да ничего, мне бы тоже было неприятно, если бы меня вот так разбудили.
- Хм, а ты смышлёный. Куда направляешься?
- В Саэл, хочу найти работу, или, если повезёт, начать учится.
-  А чему ты хочешь научиться?
- Не знаю пока, хочу научиться военному делу, а там как получится.
- Ты не против, если я присоединюсь к тебе? Я тоже иду в Саэл, - сказав это, Редженальд поднялся и обтряхнул свой плащ. – Меня ждёт семья, я путешествовал и теперь возвращаюсь обратно.
Тимра, наконец, рассмотрел своего собеседника. Это был мужчина лет тридцати, высокий, тренированный, но с нарушениями в строении тела, его торс был велик для его ног, но под плащом, это несоответствие не было заметно. Его голову украшали седые волосы, что не соответствовало его возрасту, мягкий взгляд, который излучали голубые глаза, был обманчив, за ним скрывалась душа истинного война, но Тимра узнал об этом позже. Черты его лица казались слишком мягкими для его строения, губы слегка улыбались неизвестно чему, прямой нос никак не выдавал побывавшего в боях война. Голос был очень низкий, и никак не соответствовал внешнему облику.
- Нет, я не против, - ответил Тимра, закончив изучать странного человека. – Одному идти скучно, да и о городе ничего не знаю, и надеюсь, вы мне расскажете что-нибудь.
- Конечно. Ты голоден, у меня есть немного еды, Саэл в дне пути, так что нам хватит.
- У меня есть еда, но если хотите, мы можем объединиться, и поесть вместе.
- Я согласен, - ответил Редженальд, явно удовлетворённый ответом.
Наскоро приготовив незамысловатую еду, которая включала в себя пару хлебных лепёшек, и несколько кусочков мяса, обжаренных на костре. Во время еды Тимра рассказал свою историю, и как он оказался в этом месте.
- Мда… Невесёлая история…, - сказал Редженальд, запивая вином только что проглоченный кусок мяса. – Если хочешь, я могу рассказать о себе.
- Конечно, расскажите, пожалуйста.
- Хорошо, только давай на Ты.
Редженальд рассказал, как он обманул Тимру, сказав, что у него есть семья.
- Я не хотел тебя обманывать, просто хотел почувствовать себя семейным человеком.
- Да ничего, - ответил Тимра, жуя лепёшку. – Я не обиделся.
Убедившись в том, что собеседник не обиделся, Редженальд продолжил,
- У меня школа боевых искусств, если ты покажешь, на что способен, то я возьму тебя к себе в ученики. Надеюсь, ты владеешь оружием?
- Да, у меня даже свой меч.
- Это не меч, а ножичек, только не обижайся.
- Я знаю, но ничего другого у меня нет.
- Будет тебе меч, как доберёмся до места.
Редженальд рассказал о своей школе, об обучении, о стражах. Тимра очень внимательно слушал, и уточнял некоторые вопросы. Закончив свой рассказ, Редженальд поинтересовался, что думает Тимра о его школе.
- Мне понравилось, я очень хочу учиться.
- Отлично, будешь моим приемником.
- С удовольствием.
Закончив трапезу, они убрали за собой, и отправились в Саэл, по дороге, Тимра показывал своё умение, а Редженальд указывал на его ошибки. Постепенно они сдружились, и по пришествии в Саэл, Редженальд предложил Тимре остановиться у него, а точнее в комнате при школе.
- Хорошо, - согласился Тимра. – Особого выбора у меня нет.
- Вот и решили.
Тимра поселился в комнате, на всё время обучения.

Отредактировано Сфинга (2007-11-13 20:14:50)

5

Сфинга написал(а):

Начало взрослой жизни

650 опыта Никаких вопросов :)

Сфинга написал(а):

Расставание

Сфинга написал(а):

рассказывал наставник, точно пересказывая реч наставника

- не очень поняла... ))) Ну и речЬ - простое правило мягкого знака :)

800 опыта

Сфинга написал(а):

Прощание с сестрой

900 опыта

Сфинга написал(а):

Приобретение стража

1050 опыта

Сфинга написал(а):

Знакомство с бытом Тимры

1000 опыта

Сфинга написал(а):

Начало истории Тимры (детство)

1950 опыта

Сфинга написал(а):

Продолжение истории (дорога в новую жизнь)

1250 опыта

Фуф... Прочла, посчитала... В целом очень и очень интересно.. Есть мелкие ошибки конечно... Так что для себя лучше прочти повнимательнее, как время будет. :)

Мир трех драконов

6

Посчитала сумму... Офигеть.. 7600 получил )


Вы здесь » Мир драконов » Воспоминания » Получается очень интересное дело...